Stages of Civil Society Development in the Context of the Transformation of the Political Regime in the Republic of Belarus from 1994 to 2023
Table of contents
Share
QR
Metrics
Stages of Civil Society Development in the Context of the Transformation of the Political Regime in the Republic of Belarus from 1994 to 2023
Annotation
PII
S258770110030526-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Anna Ushakova 
Occupation: Student of Faculty of Political Science
Affiliation: State Academic University for the Humanities (GAUGN)
Address: 26, Maronovsky Str., 119049 Moscow, Russian Federation
Edition
Abstract

After the collapse of the Soviet Union, the Republic of Belarus had its own unique experience in the development of civil society. During different stages of the transformation of the political regime, the government used various methods of interacting with civil society, from confrontation to cooperation. In order to assess the level of its development and future prospects in connection with the 2020 protests, it's important to explore the construction of civil society throughout the history of independent Belarus. After studying and generalising multiple sources, attempts have been made to identify the stages of the transformation of political regime in the Republic of Belarus, as well as to analyse the development of civil society during the period 1994-2023.

Keywords
Republic of Belarus, Post-Soviet space, civil society, political regime, social movements, protest movements, consolidation
Received
09.11.2023
Date of publication
10.04.2024
Number of purchasers
3
Views
147
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Гражданское общество в современном мире играет ключевую роль в процессе трансформации политических режимов. Яркие примеры этого факта можно увидеть на постсоветском пространстве, где активность гражданского общества можно оценивать с различных позиций, в том числе и с точки зрения характеристик политики протеста1.
1. Сиражудинова С.В. Управление конфликтом: протестная политика и гражданское общество в современном мире // Россия и мусульманский мир. 2017. № 8 (302). С. 5.
2

Для начала стоит определить термин «гражданское общество», так как в вопросе его понимания существует немало дискуссионных моментов. В рамках политической философии классические определения гражданского общества даны Дж. Локком, Ш.Л. де Монтескье, Т. Пейном, Г. Гегелем и др. По мере развития политической науки разброс определений гражданского общества становится все более заметным. Удачной представляется дефиниция, данная Дж. Коэн и Э. Арато: по их мнению, гражданское общество представляет собой «сферу социальной интеракции между экономикой и государством, состоящую, в первую очередь, из сфер наиболее близкого общения (в частности, семью), объединений (в частности, добровольных), социальных движений и различных форм публичной коммуникации. Современное гражданское общество создается с помощью определенных форм самоконституирования и самомобилизации»2.

2. Коэн Дж.Л., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория / пер с англ., общ. ред. И.И. Мюрберг. М.: Издательство «Весь Мир», 2003. С. 3.
3 Определения данного понятия различаются также в зависимости от того, каким подходом руководствуется автор. В частности, завоевали популярность два основных направления: либерально-демократический подход и социал-демократический. Если гражданское общество рассматривается в либерально-демократических концепциях, то можно увидеть, что максимальная свобода и независимость индивидов и институтов гражданского общества – это идеал этого подхода. В первую очередь это система, которая должна развиваться без вмешательства государства3. Социал-демократический подход, наоборот, подразумевает влияние государства на гражданское общество до той или иной степени4.
3. Кочетков А.П. Гражданское общество в фокусе политической науки (историографический обзор) // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2014. № 1. С. 33.

4. Там же.
4 В исследовательских целях, особенно если гражданское общество рассматривается в связке с политическим режимом, стоит рассматривать оба подхода и искать золотую середину между ними, так как правовое государство, осуществляя управленческо-посреднические функции, не может в то же время не взаимодействовать с гражданским обществом. На наш взгляд, правильнее было бы определить гражданское общество как специфическое сообщество людей, которое сформировалось естественным путем через рационально осознанное желание выражать свои интересы, реализовывать свои гражданские права, но при этом, несмотря на взаимодействие с государством, способное к саморегулированию.
5 Автор статьи рассматривает эволюцию гражданского общества в Республике Беларусь через этапы трансформации политического режима, которые были выделены через классификацию политического режима по методам воздействия правящей элиты на общество. Исходя из того, какими способами влияния пользуется элита – убеждениями или принуждениями, – политолог А.П. Цыганков выделяет либеральные, умеренные и репрессивные режимы. Принуждением в этой классификации является использование в отношении общества репрессий и силовых структур. Если правящая элита уделяет большое внимание именно убеждению общества и оппозиции в правильности проводимой политики, то режим считается либеральным. Умеренным режим можно считать тогда, когда убеждение и принуждение разделены в равных процентных долях. Режим, где политическая элита опирается на репрессии и террор, представляется репрессивным или террористическим. При использовании этих методов идет нейтрализация политической оппозиции и дальнейшее пресечение всяческих попыток ее возникновения5.
5. Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика (учебное пособие). М.: Интерпракс, 1995. С. 202.
6 Эту классификацию можно применить и к рассмотрению трансформации авторитарного режима, но видоизменив ее. Так, можно выделить следующие этапы изменения политического режима в Республике Беларусь:
7

•I этап – 1994 – 1999 годы – мягко-авторитарный;

•II этап – 2000 – 2016 годы – умеренно-авторитарный;

•III этап – 2017 – 2023 годы – репрессивно-авторитарный.

8 Стоит отметить, что началом трансформации политического режима будем считать 1994 год, в котором была принята Конституция Республики Беларусь, где закреплялись основы государственного устройства, а также были проведены первые выборы президента.
9

Говоря о первом этапе как мягко-авторитарном, стоит отметить, что, придя к власти, А.Г. Лукашенко начал проводить достаточно либеральную политику: активистами его избирательной компании были созданы общественные организации и партии. В октябре 1996 года состоялось Всебелорусское народное собрание (ВНС), в котором приняло участие 4740 делегатов, выбранных из трудовых коллективов и наиболее влиятельных организаций. ВНС проходило в атмосфере общественного подъема, и нередко на нем очень бурно обсуждались острые общественно значимые вопросы6. С 1994 по 1999 годы А.Г. Лукашенко преимущественно воздействовал на общество через убеждение в правильности своей политики и проводил соответствующие социально-экономические изменения.

6. Сергеев Н.М., Фадеев А.В. Завершение формирования плюралистического авторитаризма в Республике Беларусь перед выборами 2019–2020 гг. // Постсоветский материк. 2019. № 3 (23). С. 12–14.
10

В отношении периода 2000-2016 годов можно сказать, что методы воздействия лидера страны на общество были умеренными. С одной стороны, была создана сильная пропаганда, которая убеждала в правильности проводимой политики и создавала образ основателя национального белорусского государства и непревзойденного политика, а с другой стороны, были использованы силовые структуры, которые подавляли недовольство людей, выражающееся в митингах, связанных в основном с президентскими выборами. И с 2017 года начинается репрессивно-авторитарный этап трансформации политического режима. Методом воздействия на людей все чаще становятся репрессии, нейтрализация возникающей оппозиции. В первую очередь это было связано с информационно-техническим развитием (доступностью смартфонов и их освоением), с увеличением популярности социальных сетей и доступностью различной независимой политической информации, поэтому убеждение в «уникальности» лидера традиционными средствами перестало работать.

11

Возвращаясь к развитию гражданского общества в Республике Беларусь, можно прийти к выводу, что к началу мягко-авторитарного этапа граждане страны не были вовлечены в процессы принятия решений по важнейшим вопросам, стоявшим перед обществом7. Это и было использовано А.Г. Лукашенко, который выступил с антикоррупционным докладом в Верховном Совете РБ 14 декабря 1993 года. После этого выступления он стал восприниматься как непримиримый борец с коррупционными чиновниками и лидер, способный навести в республике порядок и восстановить справедливость. Белорусское общество во многом полагало, что А.Г. Лукашенко, придя к власти, сможет построить государство, которое будет основано на принципах народной демократии, а политическая деятельность президента станет базироваться на интересах простых граждан8.

7. Минаков М.А. Всемирно-гражданское значение белорусского протеста – 2020 и постсоветских протестных движений // Topos. 2021. № 2. С. 54.

8. Сергеев Н.М., Фадеев А.В. Завершение формирования плюралистического авторитаризма в Республике Беларусь перед выборами 2019–2020 гг. // Постсоветский материк. 2019. № 3 (23). С. 8.
12

В принятой 15 марта 1994 года Конституции, которая провозглашала государство как унитарное, демократическое, социальное и правовое, полномочия между ветвями власти не были четко разделены9. Это привело к политическому кризису между президентом и Верховным советом. Для того чтобы выйти из этой ситуации, А.Г. Лукашенко выступил с инициативой проведения референдума по четырем вопросам: об изменении государственной символики, о закреплении за русским языком статуса государственного, об интеграции с Россией и о возможности распустить парламент. Оппозиция незамедлительно и негативно отреагировала на это решение президента, Верховный Совет не принял к голосованию три из четырех вопросов. Тогда А.Г. Лукашенко взял ответственность за проведение референдума на себя. 14 мая 1995 года состоялся референдум, где были приняты положительные решения по всем вопросам, предложенным президентом10.

9. Антанович Н.А. Историко-культурные условия национально-государственного строительства и политическое развитие Республики Беларусь // ПОЛИТЭКС. 2010. № 2. С. 188.

10. Костенко Д., Кашко А. и др. Партизанская республика. Акции протеста в Минске 19–25 марта 2006 года. / Под ред. Е. Михайловской. М.: РОО «Центр “Панорама”», 2006. С. 13–14.
13 Для полного решения политического кризиса 24 ноября 1996 года был проведен еще один референдум, главным вопросом на котором стояло дополнение и изменение в Основной закон страны. В конечном счете оппозиционные парламентарии потерпели сокрушительное поражение, легитимность А.Г. Лукашенко была упрочнена11. Но в марте на готовившийся референдум последовала ответная реакция, вылившаяся в протестную акцию, которая в дальнейшем получила название «Минская весна».
11. Курьянович А.В. Конституционный кризис в республике Беларусь 1996 г.: причины, эскалация, преодоление // Вестник Удмуртского университета. Серия: История и филология. 2013. № 3. С. 70.
14 Протесты Минской весны были направлены на защиту Конституции и проводились объединенными силами гражданских организаций при участии активистов национальных, коммунистических и демократических партий12. Но назревшее изменение Конституции было не единственной причиной начавшегося протеста. В конце марта 1996 года должно было проходить подписание первых интеграционных соглашений с Россией. Общество было обеспокоено слиянием двух государств. Акция протеста привлекла большое внимание мировых СМИ. Вскоре президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин лично опроверг создание единого государства между Россией и Беларусью13.
12. Минаков М.А. Всемирно-гражданское значение белорусского протеста – 2020 и постсоветских протестных движений // Topos. 2021. № 2. С. 54.

13. Шрайбман А.Г. “Минской весне” – 20 лет. История уличных протестов Беларуси в инфографике TUT. 2016. [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 03.06.2023).
15 Самой массовой и ожесточенной стала акция «Чернобыльский шлях», которая прошла 26 апреля 1996 года. Изначально митинг противостоял коммунистическому правительству, которое скрывало правду о катастрофе и игнорировало проблемы людей. Первая акция прошла в 1989 году, также она проходила и в первые годы независимости страны, но как мемориальное шествие14. И митинг в 1996 году не стал исключением, так как «Чернобыльский шлях» организовывался именно в память годовщины взрыва на Чернобыльской АЭС, но из-за сложившейся политической напряженности власти выступили против проведения акции. Однако шествие координировали те же оппозиционные силы, что и в марте, только уже с представителями чернобыльских организаций и экологических движений, поэтому ее проведение было неминуемо. А распространившиеся в столице слухи о том, что для подавления протеста будет прислан российский спецназ, еще решительнее настроили оппозицию15. В акции приняли участие от 30 до 60 тысяч человек, она сопровождалась жесткими столкновениями с милицией, были задержаны сотни людей, а выступившие оппозиционеры, например Зенон Позняк, лидер партии «Белорусский народный фронт», покинули страну.16 Также именно после этого протеста Алесь Беляцкий основал «Вясну» – правозащитный центр, который оказывал помощь арестованным и их семьям17.
14. Чарнобыльскі шлях Беларусі: 30 шэсьцяў па менскіх вуліцах. Як гэта было. 2019. [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 03.06.2023).

15. Шрайбман А.Г. “Минской весне” – 20 лет. История уличных протестов Беларуси в инфографике TUT. 2016. [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 03.06.2023).

16. Там же.

17. Правозащитный центр «Весна». 2006. [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 26.03.2024).
16

Весна 1996 года стала временем бурного всплеска протестной активности в Беларуси. Это дало формирующемуся режиму понимание того, что необходимо осуществление системного контроля над СМИ, а также подавление гражданской активности и политической оппозиции18. Впоследствии это сильно повлияло на формирующееся гражданское общество. Также стоит отметить и важный фактор экономического состояния населения, которое на тот момент вынуждено было отдать все же предпочтение стабильности, а не правам и свободам19.

18. Минаков М.А. Всемирно-гражданское значение белорусского протеста – 2020 и постсоветских протестных движений // Topos. 2021. № 2. С. 55.

19. Курьянович А.В. Конституционный кризис в республике Беларусь 1996 г.: причины, эскалация, преодоление // Вестник Удмуртского университета. Серия: История и филология. 2013. № 3. С. 71.
17 С 1999 года в стране отсутствует легитимное пространство для борьбы за государственную власть, что практически обессмысливает деятельность политических и ряда общественных организаций. Все больше выстраивается противостояние государственной власти не с политическими силами, а с гражданским обществом, деятельность которого начинают ограничивать. Это проявляется и в формальных аспектах: в частности, по замечанию политолога А.Г. Егорова, все больше усложняется процедура регистрации общественных организаций. Ликвидируются наиболее активные и независимые объединения, вводится ответственность за деятельность незарегистрированных учреждений. Появляются первые административные и уголовные дела в отношении членов гражданских организаций20.
20. Егоров А.Г. Гражданское общество: анализ ситуации и направления реформирования // Беларусь и Европейский Союз: от изоляции к сотрудничеству // Под ред. Х.Г. Вика, Ш. Малериуса. 2011. С. 41.
18 Вместо активного ответа властям и консолидации большинство организаций гражданского общества занимает пассивную сторону и переходит к сворачиванию публичной деятельности21. Особенно ярко это можно было наблюдать в 2006 году, когда происходит поражение оппозиционных сил на президентских выборах, что приводит, по мнению Егорова, к замораживанию гражданского общества22.
21. Там же. С. 41–42.

22. Там же. С. 42.
19 На умеренно-авторитарном этапе трансформации политического режима 2006 год можно назвать пиком общественно-политического протестного движения, которое вошло в историю как «Плошча-2006», или «Васильковая (джинсовая) революция». На протестных акциях с 19 по 25 марта принимали участие от 10 до 20 тысяч человек. 25 марта шли жесткие задержания. По данным правозащитных организаций, за участие в митингах по итогам президентских выборов было осуждено 500 человек, получивших от 10 до 15 суток ареста23.
23. Костенко Д., Кашко А. и др. Партизанская республика. Акции протеста в Минске 19–25 марта 2006 года / Под ред. Е. Михайловской. М.: РОО «Центр “Панорама”», 2006. С. 44–48.
20 По мнению многих исследователей, события 2006 года были своего рода попыткой «цветной революции» в стране24. Но в ходе предвыборной компании не получилось вовлечь оппозиционные силы и использовать протестное настроение белорусского общества до масштабов, которые были в Грузии в 2003 году, на Украине в 2004 году и в Киргизии в 2005 году25. Как отмечает И.С. Борзова, это связано с тем, что большая часть населения действительно поддерживала А.Г. Лукашенко. В основном это население деревень, сел и маленьких городов, для которых он являлся самым популярным политиком, деятелем, защищающим национальные интересы всего государства. Доверие к институтам власти еще не было исчерпано. Общество одобряло программы социальной поддержки, которыми была наполнена предвыборная агитация президента26.
24. Минаков М.А. Всемирно-гражданское значение белорусского протеста – 2020 и постсоветских протестных движений // Topos. 2021. № 2. С. 55.

25. Борзова И.С. Оппозиция, интеллигенция и политическая борьба в постсоветской Белоруссии // Интеллигенция и мир. 2010. № 4. С. 115.

26. Там же. С. 116.
21 В 2009 году началось «оживление» гражданского общества. Происходит присоединение к Форуму гражданского общества представителей белорусских объединений программы ЕС «Восточное партнерство»27. В 2010 году происходят очередные выборы президента, на которых одерживает победу А.Г. Лукашенко, после чего начинается новая волна протестных акций. Но, несмотря на очередной репрессивный ответ властей, гражданское общество не «уходит в себя», а, наоборот, происходит заметный импульс развития, например начинается заметная активизация правозащитного движения28. Деятельность центра «Весна», Белорусского Хельсинского комитета (БХК), консорциума «Солидарность», Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) и других была поддержана движением солидарности с политзаключенными, для которых проводились пикеты поддержки, акции по сбору одежды, предметов гигиены и продуктов, невзирая на опасность репрессий со стороны власти29.
27. Водолажская Т.В. Третий сектор: два варианта ответа на вызовы // Белорусский ежегодник. 2009. № 1. С. 138.

28. Дунаева И.В. Третий сектор: под давлением – к консолидации // Белорусский ежегодник. 2011. № 1. С. 133.

29. Там же. С. 140.
22 Наиболее резонансной кампанией 2011 года стала серия гражданских акций «молчаливого протеста». Они были вызваны усилением антирежимных настроений в молодежной среде, которые в большей степени связаны с резким ухудшением экономической ситуации. Акции продемонстрировали новое для Беларуси явление – работу социальных медиа. Но и здесь участники акций задерживались милицией, хотя протест носил миролюбивый характер30. Одна из таких крупных акций «Стоп бензин» прошла 7 июня. Участники организовались посредством соцсетей буквально за день до ее проведения. Несколько сотен автомобилей, поддерживаемых пешеходами, заблокировали на два часа движение в центре Минска. После акции власти пошли на уступки и снизили цены на бензин31.
30. Там же. С. 141.

31. Там же. С. 142.
23 Стоит также отметить, что финансово-экономический кризис привел белорусское общество в состояние шока. Ответственность за высокую инфляцию, девальвацию национальной денежной единицы и падение доходов белорусы возложили на власть и лично на А.Г. Лукашенко. Его электоральный рейтинг упал с 55% в декабре 2010 года до 21% в сентябре 2011 года32. Снижение уровня благосостояния белорусов и негативные настроения в отношении перспектив развития страны не вылились в прямые протесты, но отразились на голосовании в 2015 году за единственного на выборах оппозиционного кандидата – Т.Н. Короткевич. Анализ ее электората показал наличие достаточной группы населения, желающей перемен в стране33.
32. Николюк С.А. Общественное мнение: исторический обвал // Белорусский ежегодник. 2011. № 1. С. 238.

33. Дракохруст Ю.А. Общественное мнение: возвращение в реальность // Белорусский ежегодник. 2016. № 1. С. 236.
24

С 2012 по 2015 годы государство продолжало сохранять жесткие правовые рамки для деятельности независимых общественных организаций, при этом структуры гражданского общества все больше дистанцировались от формальной политики, пытаясь занять позицию для выстраивания диалога с властью или предотвращающую вмешательство в их деятельность. Например, в сфере предпринимательства, экологии и агротуризма диалог оценивался как продуктивный, а вот в среде защиты прав человека – наоборот, носил непродуктивный характер34.

34. Чаусов Ю. Гражданское общество: через уход от политики к взаимодействию с властью // Белорусский ежегодник. 2014. № 1. С. 119.
25 В 2017 году началась новая волна протестных акций, которая связана с внесением А.Г. Лукашенко изменений в декрет «О предупреждении социального иждивенчества». Протестное движение проходило с февраля по март, пока президент не приостановил действие декрета до 2018 года. В ходе подавления акций власти вернулись к репрессивным методам: задержания и аресты активистов, в течение года было зафиксировано 1280 случаев политического преследования. А прошедшая 25 марта традиционная демонстрация «День Воли» была жестока разогнана35. При этом, несмотря на начало репрессивно-авторитарного этапа и жесткие репрессии, выстраивание институциональных механизмов взаимодействия гражданского общества и государства продолжалось36.
35. Чаусов Ю. Гражданское общество: весенние шоки не переломили прежних тенденций // Белорусский ежегодник. 2018. № 1. С. 107–108.

36. Там же. С. 115.
26 В 2020 году пандемия COVID-19 и предстоящие выборы президента стали серьезными политическими факторами, консолидирующими белорусское общество37. С самого начала пандемии А.Г. Лукашенко отказался вводить режим изоляции и приостанавливать работу предприятий. Это решение сопровождалось различными протестными акциями и осуждением в средствах массовой информации38. Особенностью предвыборной кампании стало то, что активность исходила не от оппозиционных политиков, а от блогеров и правозащитников39. Гражданское общество довольно быстро активизировалось и показало свою готовность принимать участие в выборе нового президента.
37. Шаншиева Л.Н. Беларусь 2020: коронавирус и большая политика // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. 2020. № 57 (73). С. 21.

38. Там же. С. 20.

39. Там же. С. 23.
27 Протестные акции начались уже в день выборов 9 августа. После закрытия избирательных участков оппозиционные лидеры единодушно заявили о фальсификации результатов. Впервые за недолгую историю Республики Беларусь на улицы городов вышло несколько сотен тысяч граждан. Пик массовых протестов пришелся на 16 и 23 августа 2020 года, когда на улицах Минска насчитывалось более 400–500 тысяч человек40. Важно и то, что протестное движение распространилось не только на столицу, но и на периферийные города и охватило разные слои населения41. На митинги власти ответили быстро и максимально жестко. В период с 9 по 12 августа правоохранители использовали для разгона протестующих резиновые пули и дубинки, слезоточивый газ, водометы, светошумовые гранаты. С задержанными силовики обращались жестоко: людей избивали не только на улицах, но и в изоляторах временного содержания42. По мнению С.В. Астаховой, протесты не приобрели бы такой массовый характер, если бы не жестокость правоохранительных органов, проявленная в столкновениях с протестующими43.
40. Фадеев А.В. Государственный кризис в Белоруссии и идея справедливости в общественном сознании // Постсоветский материк. 2021. № 1 (29). С. 69.

41. Минаков М.А. Всемирно-гражданское значение белорусского протеста – 2020 и постсоветских протестных движений // Topos. 2021. № 2. С. 56.

42. Фадеев А.В. Государственный кризис в Белоруссии и идея справедливости в общественном сознании // Постсоветский материк. 2021. № 1 (29). С. 69.

43. Астахова С.В. Белоруссия: политическая ситуация вокруг выборов президента – 2020 // Россия и новые государства Евразии. 2020. № 3. С. 23.
28 Протесты лета 2020 года показали народное единение, были созданы новые местные инициативы, объединяющие в Telegram-чатах жителей дворов и районов. Белорусские организации гражданского общества ощутили приток десятков тысяч волонтеров, которые помогали родственникам искать задержанных, а после освобождения предлагали оказание медицинской или психологической помощи, также были собрали миллионы пожертвований. При этом многие структуры гражданского общества столкнулись с репрессиями, а гражданский активизм трактовался как преступление. Исчезли и без того скудные возможности взаимодействия организаций гражданского общества с государством. Любая гражданская инициатива стала восприниматься государством как опасный рост низовой активности44.
44. Можейко В. Гражданское общество: от обысков и уголовных дел до небывалого роста числа волонтеров и пожертвований // Белорусский ежегодник. 2021. № 1. С. 147.
29 С 2020 по 2023 годы репрессивный характер воздействия на гражданское общество сохранялся. Социологами и правозащитниками отмечаются регулярные обыски, задержания, внесение в списки причастных к «экстремистской деятельности», также за это время было ликвидировано не менее полутора тысяч некоммерческих организаций45. При этом нельзя говорить о том, что гражданское общество перестало быть жизнеспособным, оно продолжает свою деятельность, в которой изменился лишь масштаб и фокус работы. Из-за ограничений и цензуры на первый план вышло решение локальных проблем, проведение небольших мероприятий, которые связаны с потребностью в сохранении и популяризации белорусской культуры.
45. Обзор ситуации со свободой ассоциаций и правовым положением организаций гражданского общества в Беларуси в 2023 году. [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 26.03.2024).
30 Таким образом, в исследовании были выделены этапы трансформации политического режима в Республике Беларусь: мягко-авторитарный, умеренно-авторитарный и репрессивно-авторитарный. Режим менялся под воздействием тех методов, которые использовал политический лидер для подавления активности гражданского общества. Рассматривая гражданское общество на каждом из выделенных этапов, мы можем увидеть его постепенное становление. На мягко-авторитарном этапе наблюдается подавление любой гражданской активности, которая в большей степени исходила от оппозиции и была вызвана борьбой демократических сил за власть. Такая реакция государственного аппарата на только зарождающееся гражданское общество привела к его пассивности. Граждане обменяли свою лояльность на базовые социальные блага и мирное сосуществование с режимом.
31 Изменения начинают происходить на умеренно-авторитарном этапе, когда формируются отношения между Беларусью и Евросоюзом. Несмотря на жесткое правовое регулирование в создании негосударственных организаций, предпринимаются инициативы по совместному с государственными органами решению значимых для общества проблем. Вовлеченность в политические процессы начинает расти, о чем свидетельствуют многочисленные акции и компании, например «Молчаливые протесты», «Стоп бензин». И все же апогей становления гражданского общества в Беларуси происходит на фоне репрессивно-авторитарной стадии эволюции политического режима. При этом мобилизация гражданского общества на предыдущих этапах показывает, что оно в целом сформировалось и представляет собой дееспособную общественно-политическую структуру, которая своими собственными методами отвечает на силовые методы властей.

References

1. Antanovich N.A. Istoriko-kul'turnye usloviya nacional'no-gosudarstvennogo stroitel'stva i politicheskoe razvitie Respubliki Belarus' // POLITEKS. 2010. ¹ 2. S. 176–197.

2. Astahova S.V. Belorussiya: politicheskaya situaciya vokrug vyborov prezidenta – 2020 // Rossiya i novye gosudarstva Evrazii. 2020. ¹ 3. S. 9–24.

3. Borzova I.S. Oppoziciya, intelligenciya i politicheskaya bor'ba v postsovetskoj Belorussii // Intelligenciya i mir. 2010. ¹ 4. S. 104–117.

4. Vodolazhskaya T.V. Tretij sektor: dva varianta otveta na vyzovy // Belorusskij ezhegodnik. 2009. ¹ 1. S. 138–145.

5. Dunaeva I.V. Tretij sektor: pod davleniem – k konsolidacii // Belorusskij ezhegodnik. 2011. ¹ 1. S. 133–140.

6. Drakohrust YU.A. Obshchestvennoe mnenie: vozvrashchenie v real'nost' // Belorusskij ezhegodnik. 2016. ¹ 1. S. 226–236.

7. Egorov A.G. Grazhdanskoe obshchestvo: analiz situacii i napravleniya reformirovaniya // Belarus' i Evropejskij Soyuz: ot izolyacii k sotrudnichestvu / Pod red. H.G. Vika, SH. Maleriusa. 2011. S. 40–60.

8. Kostenko D., Kashko A. i dr. Partizanskaya respublika. Akcii protesta v Minske 19–25 marta 2006 goda / Pod red. E. Mihajlovskoj. M.: ROO «Centr “Panorama”», 2006. 219 s.

9. Kochetkov A.P. Grazhdanskoe obshchestvo v fokuse politicheskoj nauki (istoriograficheskij obzor) // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 12. Politicheskie nauki. 2014. ¹1. S. 29-51.

10. Koen Dzh.L., Arato E. Grazhdanskoe obshchestvo i politicheskaya teoriya / per s angl., obshch. red. I.I. Myurberg. M.: Izdatel'stvo «Ves' Mir», 2003.

11. Kur'yanovich A.V. Konstitucionnyj krizis v respublike Belarus' 1996 g.: prichiny, eskalaciya, preodolenie // Vestnik Udmurtskogo universiteta. Seriya: Istoriya i filologiya. 2013. ¹ 3. S. 63–72.

12. Minakov M.A. Vsemirno-grazhdanskoe znachenie belorusskogo protesta – 2020 i postsovetskih protestnyh dvizhenij // Topos. 2021. ¹ 2. S. 45–74.

13. Mozhejko V. Grazhdanskoe obshchestvo: ot obyskov i ugolovnyh del do nebyvalogo rosta chisla volonterov i pozhertvovanij // Belorusskij ezhegodnik. 2021. ¹ 1. S. 142–149.

14. Nikolyuk S.A. Obshchestvennoe mnenie: istoricheskij obval // Belorusskij ezhegodnik. 2011. ¹ 1. S. 238–243.

15. Sergeev N.M., Fadeev A.V. Zavershenie formirovaniya plyuralisticheskogo avtoritarizma v Respublike Belarus' pered vyborami 2019–2020 gg. // Postsovetskij materik. 2019. ¹ 3 (23). S. 5–33.

16. Sirazhudinova S.V. Upravlenie konfliktom: protestnaya politika i grazhdanskoe obshchestvo v sovremennom mire // Rossiya i musul'manskij mir. 2017. ¹ 8 (302). S. 5–15.

17. Fadeev A.V. Gosudarstvennyj krizis v Belorussii i ideya spravedlivosti v obshchestvennom soznanii // Postsovetskij materik. 2021. ¹ 1 (29). S. 68–86.

18. Cygankov A.P. Sovremennye politicheskie rezhimy: struktura, tipologiya, dinamika (uchebnoe posobie). M.: Interpraks, 1995. 296 s.

19. CHausov YU. Grazhdanskoe obshchestvo: vesennie shoki ne perelomili prezhnih tendencij // Belorusskij ezhegodnik. 2018. ¹ 1. S. 107–115.

20. CHausov YU. Grazhdanskoe obshchestvo: cherez uhod ot politiki k vzaimodejstviyu s vlast'yu // Belorusskij ezhegodnik. 2014. ¹ 1. S. 119–130.

21. SHanshieva L.N. Belarus' 2020: koronavirus i bol'shaya politika // Evropejskaya bezopasnost': sobytiya, ocenki, prognozy. 2020. ¹ 57 (73). S. 20–23.

22. SHrajbman A.G. «Minskoj vesne» – 20 let. Istoriya ulichnyh protestov Belarusi v infografike TUT. 2016. [Elektronnyj resurs]. URL: https://web.archive.org/web/20160404122105/http://news.tut.by/politics/489715.html (data obrashcheniya: 03.06.2023).

23. Obzor situacii so svobodoj associacij i pravovym polozheniem organizacij grazhdanskogo obshchestva v Belarusi v 2023 godu. [Elektronnyj resurs]. URL: https://www.lawtrend.org/freedom-of-association/obzor-so-svobodoj-assotsiatsij-i-pravovym-polozheniem-grazhdanskogo-obshhestva-v-belarusi-v-2023-godu (data obrashcheniya: 26.03.2024).

24. Pravozashchitnyj centr «Vesna». 2006. [Elektronnyj resurs]. URL: https://spring96.org/be/about (data obrashcheniya: 26.03.2024).

25. CHarnobyl'sk³ shlyah Belarus³: 30 shes'cya¢ pa mensk³h vul³cah. YAk geta bylo. 2019. [Elektronnyj resurs]. URL: https://www.svaboda.org/a/29903014.html (data obrashcheniya: 03.06.2023).

Comments

No posts found

Write a review
Translate