“Legal marxism”: a page from the history of marxism in Russia
Table of contents
Share
QR
Metrics
“Legal marxism”: a page from the history of marxism in Russia
Annotation
PII
S258770110030428-2-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Irina N. Sizemskaya 
Occupation: Chief Research Fellow, Department of Social Philosophy
Affiliation: RAS Institute of Philosophy
Address: 12/1 Goncharnaya Str., 109240 Moscow, Russian Federation
Edition
Abstract

The article examines “legal marxism” as a movement within Russian marxism in the 90s of the 19th century, which entered the history of Russian philosophical thought under the sign of criticism of populism from the standpoint of the economic materialism of K. Marx and the idea of social liberalism about the rule of law. In this context, the project of P.B. became the subject of special attention. Struve capitalization of Russia, supported by S.N. Bulgakov and M.I. Tugan-Baranovsky. Their research in this direction focused on the development of the country along the path of modernizing the economy and its institutional structures, taking into account national history, the characteristics of existing forms of community life, and cultural traditions. The meaning of the necessary transformations was in the formula “to transform Russia into a rich capitalist country,” and the components of this process included economic growth and its entry into the world community as a civilized state. Adhering to a materialist interpretation of history, Struve and his associates saw the historical mission of capitalism in creating material and cultural conditions for the further forward movement of history and therefore were far from recognizing capitalism as an “eternal” formation. The author of the article draws attention to the fact that the socio-philosophical paradigm of “legal Marxism” warned against leftist orthodox attitudes both in understanding the problem and in turning to the teachings of Marx in connection with it. 

Keywords
Russian philosophy, economic materialism, Russian marxism, populism, social democratic ideology, “legal marxism”, capitalization of the economy, social liberalism, rule of law
Received
08.11.2023
Date of publication
10.04.2024
Number of purchasers
3
Views
89
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1

Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий.

В.О. Ключевский

2

Главная роль «легального» марксизма, как идейного движения, состояла в направленном против народнической идеологии историческом оправдании капитализма в России. Русский «легальный» марксизм 90-х годов в сущности выполнил эту функцию, которая в других странах была историческим призванием и свершением экономического либерализма.

П.Б. Струве

3 Введение
4

Обращение отечественной философской мысли к марксизму связано с той вехой ее исторического развития, когда на ее смысловом пространстве находили для себя место разные виды социального знания. Одновременно существовали, вступая в диалог, буквально все сформировавшиеся ранее и новые направления: славянофилы и западники, представители «охранительного» (Б.Н. Чичерин) и социального (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, С.И. Гессен) либерализма, защитники идеологии народничества (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, В.П. Воронцов) и их противники, приверженцы социологического подхода в исследованиях социальной реальности и истории России (Н.И. Кареев, В.О. Ключевский, М.М. Ковалевский), сторонники материалистических идей (А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский) и последователи религиозных изысканий (Вл. Соловьёв). Духовными «скрепами» всех направлений были ценностные концепты отечественной культуры – гуманизм, вера в жизненную силу нравственных принципов мироустройства, неприятие социальной несправедливости, протест против насилия и жестокости, а объединяющим началом стал поиск путей обновления России на основе социально-экономического развития в условиях пореформенного времени.

5

Но сложившаяся в стране ситуация была непростая: реформы (в землепользовании, в системе образования, в судебном производстве, в печати, в ведомствах местного самоуправления) открывали новую историческую перспективу. Целенаправленное движение к ней, с одной стороны, делало реальными юридически-правовые гарантии для свободного волеизъявления граждан и охраны естественных прав человека, с другой стороны, политические и экономические реалии ставили серьезные препятствия для развития общества в таком направлении. Это рождало новые социальные противоречия и конфронтацию интересов в общественном сознании. Перед страной встала трудноразрешимая проблема – как использовать появившиеся возможности экономического и культурного роста при существующей структуре общественного производства (более 90% занятых составляло крестьянство) и режиме самодержавия, явно не готового к позитивному ответу на вызовы исторического момента.

6

Для России этот процесс оказался очень труден в силу ее культурной и экономической отсталости, как писал П.Б. Струве в середине 1890-х годов. Объективно ситуация требовала поворота страны к модернизации экономики и всех общественных структур, но социально-политическая реальность сопротивлялась этому, рождая разногласия на уровне государственной политики и хозяйственной практики. Все это актуализировало потребность в теории, которая, основываясь на научном анализе сложившейся экономической ситуации, конструктивно ответила бы на вопрос о направлении, в котором необходимо действовать в государственной политике и практике для разрешения проблемы. В общественном сознании поиски такой теории стали соотноситься с экономическим материализмом К. Маркса.

7 К экономическому учению Маркса, объясняющему движение человеческой истории объективными законами и цивилизационной направленностью исторического процесса, выявили свой профессиональный интерес экономисты, социологи, правоведы, культурологи, философы. Их объединяла заимствованная у Маркса идея, что первичным и главным ресурсом поступательного движения любого общества является развитие экономики, опирающееся на активность независимого производителя, его свободное включение в товарный обмен (рынок) и эффективное использование достижений научного знания и технического прогресса. В общественном сознании и в философской мысли складывалось убеждение, что, опираясь на эти факторы, можно спроектировать конструктивную модель развития российского общества, практическая реализация которой позволит решить две главные задачи времени: добиться устойчивого экономического роста и войти в мировое сообщество на правах цивилизованного государства.
8 В эти годы духовное влияние марксистских идей в России было чрезвычайно велико. В социал-демократической среде 90-х годов экономический материализм Маркса, осмысленный сквозь призму национальных интересов, заявил о себе в форме «легального марксизма», воспринятого как конструктивный синтез, сплав западничества с традициями отечественной философской мысли. За ним стояло новое отношение к реальности: «Марксизм конца 1890-х годов, – писал Н.А. Бердяев, – был несомненно процессом европеизации русской интеллигенции, приобщением ее к западным течениям, выходом на большой простор»1. «Легальный марксизм», несмотря на недолгое увлечение его идеями, оказал заметное влияние на последующее развитие отечественной экономической, политической и философской мысли, определил ее точки роста в новом ХХ столетии. Поэтому обращение к нему дает достаточно полную картину развития общественных идей в России, в контексте которой русский марксизм предстает как «своеобразное явление русской идейной и социальной эволюции»2.
1. Бердяев Н.А. Самопознание. Опыт автобиографии. Париж, 1949. С. 125.

2. Струве П.Б. Карл Маркс и судьба марксизма // Исследования по истории русской мысли / Под общ. ред. М.А. Колерова. Т. 26. М.: Модест Колеров, 2018. С. 520.
9 «Легальный марксизм»: от критики народничества к экономическому материализму К. Маркса
10

Интерес к идеям марксизма в России выявился много раньше появления «легального марксизма» как направления социально-философской мысли. В 1865 году в пересказе П.Н. Ткачёва стало известно Введение из «К критике политической экономии» К. Маркса, в 1869 году был издан на русском языке «Манифест коммунистической партии», в 1872 году был опубликован первый том «Капитала» в переводе Г.А. Лопатина и Н.Ф. Даниельсона, в 1894 году на русском языке вышла книга Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Начиная с 80-х годов на страницах легальной печати активно велась пропаганда экономического учения К. Маркса авторитетными российскими экономистами И.И. Кауфманом, Н.И. Зибером, А.И. Скворцовым, М.И. Туганом-Барановским. Широко известными, имевшими много откликов были работы профессора Киевского университета Н.И. Зибера, опубликованные под общим названием «Экономическая теория К. Маркса», и «Экономические этюды» А.И. Скворцова. Правда, интерпретации марксовских идей, как и названные выше переводы, не всегда адекватно отражали пропагандируемое учение, на что Маркс обращал внимание в 1868 году в письме Людвигу Кугельману3, но этот факт до определенного времени не сказался в целом на позитивном восприятии марксизма российской общественной мыслью. И не исключено, что если бы он смог это предвидеть, то говорил бы о ситуации не только с иронией, которая звучала в письме, но и с предостережением4.

3. См.: Маркс – Людвигу Кугельману, 12 октября 1868 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание второе. Т. 32. М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. С. 472.

4. См. об этом: Пустарнаков В.Ф. «Капитал» К. Маркса и философская мысль в России (конец XIX – начало XX в.). М.: Наука, 1974. 383 с.; Смирнов И.П. От марксизма к идеализму: М.И. Туган-Барановский, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев. М.: Наука, 1995. 285 с.
11

В 80–90-е годы, о которых пойдет ниже речь, внимание к марксизму в социал-демократической среде было чрезвычайно высоким. А.А. Кизеветер, вспоминая об этом времени, писал: «То была пора бесконечных ожесточенных полемических турниров между “народниками” и “марксистами”. Со времени знаменитых споров между западниками и славянофилами русское общество еще не переживало такого острого параксизма идеологической борьбы. Но если полемика между западниками и славянофилами велась в свое время в четырех стенах некоторых салонов, в сфере избранных кружков передовых мыслителей, то споры между марксистами и народникам в 90-х годах захватили самые широкие круги и одно время, можно сказать, почти всецело наполнили собой содержание умственных интересов русского общества»5. Такой же оценки ситуации придерживался С.Н. Булгаков, который, говоря о распространении марксистских идей в России, писал: «После политического удушья 1880-х годов марксизм является источником бодрости, деятельного оптимизма, боевым кличем молодой России, как бы общественным бодрилом. Он оживил упавшую было в русском обществе веру в молодость национального возрождения, указывая в экономической европеизации России верный путь к этому возрождению»6. Настоятельная необходимость для страны экономической европеизации, пример которой виделся в социально-экономической практике развитых европейских стран, была главной причиной активного внимания к марксизму со стороны русских социал-демократов и интеллектуалов. Они увидели в экономическом материализме Маркса ответ на вопрос о том, по какому пути идти стране, чтобы решить поставленную временем задачу модернизации ее экономики, жизненного уклада, отношений государства с гражданским обществом, власти с народом.

5. Кизеветтер А.А. На рубеже двух столетий. Прага. 1929. С. 211–212.

6. Булгаков С.Н. От марксизма к идеализму. Сборник статей (1896–1903). СПб., 1904. С. VII.
12 Генератором идей, определивших такой вектор интереса к марксизму, стал П.Б. Струве, опубликовавший в 1894 году «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России»7. Годом раньше Струве выступил с серией рецензий на книги Н.Ф. Даниельсона «Очерки нашего пореформенного хозяйства» и В.П. Воронцова «Судьбы капитализма в России». Рецензии стали подготовительным материалом к будущему исследованию, определив его общую направленность: капитализму в России принадлежит большое будущее. «Критические заметки» стали первой попыткой системного моделирования развития российского общества на основе идей экономического материализма Маркса. Они ориентировали на модернизацию хозяйственного уклада страны по европейским стандартам с учетом национальной истории, исторически сложившихся форм ведения хозяйства, особенностей духовной культуры и ее традиций. Общий смысл необходимых преобразований П.Б. Струве сформулировал предельно четко: порвать с «азиатчиной» и превратить Россию в богатую капиталистическую страну.
7. Струве П.Б. Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России. Вып. I. СПб.: Тип. И.Н. Скороходова, 1894. Выпуск II был запланирован автором, но не был написан. Переиздание первого выпуска осуществилось уже в наше время. См.: Пётр Струве. Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России. [1894]. Приложение: Воспоминания, революционные и марксистские труды П.Б. Струве 1890-х гг. / Ред.-сост. М.А. Колеров. М.: Модест Колеров, 2020. С. 67–327. Ниже ссылки на работу П.Б. Струве будут даваться по ее первому изданию.
13 П.Б. Струве о капитализации России
14 Главными составляющими процесса превращения страны в развитую капиталистическую державу, доказывал автор «Критических заметок», являются экономический рост и вхождение России в мировое сообщество на правах цивилизованного государства. Утопизму народнического проекта была противопоставлена конструктивная модель трансформации хозяйственной структуры России и ее государственных институтов по утвердившемуся в практике Европы и Америки типу «капитализации». Ценность предложенного проекта сам П.Б. Струве видел в том, что за ним стояла «сила вещей и жизни». Интенцией исследования, построенного на критике народничества как экономического мировоззрения и на анализе реального состояния российской экономики, было предостережение от радикальной ломки на этом пути национальных форм жизнедеятельности. Спустя семь лет после выхода книги он писал: «Я считаю до сих пор верными взгляды на экономическое развитие России, высказанные в 1894 году. Мне кажется, что именно эти взгляды, чуждые крайностей как ортодоксального марксизма, так тем более народничества, в полемике с которыми они были высказаны, вполне уже в значительной степени вошли в общее сознание… Случилось, что эти взгляды имели за собой сильную союзницу – силу вещей и жизни»8. Именно поэтому, даже порвав с марксизмом и став политическим противником большевиков, П.Б. Струве не сожалел о своем «юношеском увлечении», подчеркивая, что стал марксистом, осознав значимость экономического учения Маркса для осмысления проблем социально-экономического развития и реализации стоящих за ними задач на практике. Можно сказать, что в это время учение Маркса было воспринято им в парадигме взглядов на историческую миссию капитализма как веху общечеловеческого движения во времени и в значении этого учения для решения задач модернизации народного хозяйства России. Это Струве повторит и много лет спустя в эссе «Карл Маркс и судьба марксизма» (1933 г.). Такая ориентация автора исследования сыграла и еще одну роль – она стала предпосылкой последовавшей вскоре за «Критическими заметками» либерализации марксизма, которую позже Струве назовет консервативным либерализмом. Интерес к экономическому учению Маркса в таком ключе он сохранит на долгие годы. Свидетельством этого являются его магистерское исследование «Хозяйство и цена. Критические исследования по теории и истории хозяйственной жизни», Ч. 1 (1913), Ч. 2 (1916), и работа «Понятие и проблема капитала в системе политической экономии, построенной на понятии цены» (1917). В этом же ряду следует назвать труд, над которым П.Б. Струве работал долгие годы, – «Социальная и экономическая история России с древнейших времен до нашего, в связи с развитием русской культуры и ростом российской государственности»9.
8. Струве П.Б. На разные темы (1893–1901 гг.). Сборник статей. СПб., 1902. С. 303.

9. П.Б.Струве успел подготовить к печати лишь первую часть труда, вторая часть была обнаружена в его архиве. В конце 40-х годов его сыновья начали подготовку рукописи к печати, и в доработанном виде она была в 1952 году опубликована в парижском издании. Отечественное издание рукописи см.: Струве П.Б. Избранные труды. М.: РОССПЭН, 2010. 560 с.
15

«Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» сразу получили широкий отклик у экономистов, социологов и философов. Высказанные в работе идеи стали предметом обсуждения на страницах журналов «Мир Божий», «Русское богатство», «Новое слово», «Начало», «Вопросы философии и психологии». Одновременно с П.Б. Струве в 1894 году против признанных теоретиков народничества выступили М.И. Туган-Барановский («Промышленные кризисы в современной Англии») и В.И. Ленин («Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов», издание на гектографе). Сторонниками П.Б. Струве в критике народничества стали С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, М.И. Туган-Барановский, С.Л. Франк; вместе они выступили теоретиками направления, вошедшего в историю отечественной общественно-философской мысли под знаком русского марксизма10.

10. Об этом см.: Ангарский Н.С. Легальный марксизм. Краткий очерк. Вып.1 (1876–1897). М.: Изд-во Всесоюзного общества политкаторжан и поселенцев, 1930. 132 с.; Гнатюк О.Л. П.Б. Струве как социальный мыслитель. СПб.: Изд-во С.-Петерб. Техн. ун-та, 1998. 374 с.; Консерватизм и либерализм: созвучия и диссонансы. Материалы международной конференции к 125-летию со дня рождения П.Б. Струве. Пермь: Пермский университет, 1996. 201 с.; Пайпс Р. Струве. Биография в 2 т. Т. 1. Струве: первый либерал, 1870-1905. М.: Московская школа политических исследований, 2001.
16 Автор «Критических заметок» стал признанным главой нового направления, но сам он считал более подходящим для направления и для своих взглядов название «критическое движение в марксизме». В 1902 году он писал: «(…главной задачей “Критических заметок” была полемика с народническим пониманием экономического и общественного развития России. И этот антинароднический характер моей первой литературной попытки в значительной мере скрадывал от материалистических противников мою неортодоксальность, а ортодоксальных марксистов с нею до известной степени примирял. В то же время я и разумом и чувством понимал тогда, что прежде всего необходимо вести и покончить союзную борьбу против народничества и подготовлять новое практическое и действенное понимание русской действительности. И не будучи никогда ортодоксом, я чувствовал себя в этих двух задачах вполне солидарным с ортодоксией. В это время… мне казалось преждевременным резко выдвигать и развивать критические сомнения, тем более, что они во мне самом еще не утвердились в достаточной мере»11. Можно вспомнить, что Струве в 1898 году написал текст «Манифеста российской социал-демократической партии», выдержав в нем «ортодоксальную концепцию» марксизма, а в 1900 году вместе с М.И. Туганом-Барановским поддержал издание газеты «Искра». Вот почему предостережения от левого радикализма при защите идеи «собственность и экономическая свобода есть основа и палладиум личной свободы во всех ее проявлениях» прозвучат позже12. Спустя 10 лет после «Критических заметок», когда Струве уже не будет «скрадывать свою неортодоксальность», он скажет со всей определенностью, что необходимость социализма обосновывается не чудом социальной революции, а только постепенным развитием экономических явлений и их правовой нормировкой, что «социализм как реальная потенция или должен быть достигнут в действительном, т.е. капиталистическом обществе, или лишен существования»13. И поставит по собственной оценке «еретический вопрос», а именно: будет ли крушение капиталистического общества в действительности означать победу социализма?14
11. Струве П.Б. На разные темы (1893–1901 гг.). СПб., 1902. С. 301.

12. См.: П.Б. Струве: «Свобода и необходимость» (1897), «Против ортодоксальной нетерпимости – pro doma sua» (1901), Предисловие к книге Н.А. Бердяева «Субъективизм и индивидуализм в общественной философии» (1901), Сборник статей «На разные темы» (1902) с включенной в него статьей «Моим критикам», «Марксова теория социального развития» (1905).

13. Струве П.Б. Марксовская теория социального развития // Образ будущего в социально-экономической мысли конца XIX – начала ХХ века. Избранные произведения. М.: Республика, 1999. С. 144.

14. Там же. С. 148.
17 В середине 1890-х годов П.Б. Струве обратился к марксизму на общем фоне и в связи с собственными поисками возможных путей развития России в ответ на требования времени. Свою задачу он видел в том, чтобы соотнести эти поиски с экономическими идеями Маркса. Осуществленный на их основе анализ отечественной экономики и разработанный им проект капитализации России охватывал все сферы жизни российского общества и структуры общественного производства. С учетом состояния российской экономики акцент был сделан на развитии обрабатывающей промышленности и поддержке со стороны государства сельскохозяйственных производителей, на их активном включении во внутренний рынок. В качестве условия реализации таких трансформаций проект утверждал развитие правового государства и демократизацию институциональных форм общественной жизнедеятельности. Исследование П.Б. Струве предупреждало о недопустимости, с одной стороны, отставания экономических реформ от социально-политических и культурных преобразований, а с другой стороны, ломки, разрушения «до основания» сложившихся общественных структур и государственных ведомств. Следует заметить, что Струве осудил крайности левого радикализма (большевизма) несколькими годами раньше, чем это было сделано на Западе Э. Бернштейном в 1899 году в его работе «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии» (русское издание 1901 г.). Примечательно в этой связи замечание Г.В. Плеханова на публикацию книги Струве: он лишь упрекнул его за неосторожный (по форме) призыв «идти на выучку к капитализму». Но позже, в 1901 году в работе «Критика наших критиков – г. Струве в роли критика марксовой теории общественного развития», он обвинит его и всех «легальных марксистов» в том, что их критика народничества, как и «европеизация» отечественной общественной мысли, не оправдали надежд, поскольку осуществлялись «под знаменем пересмотра марксизма»15.
15. См.: Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. М., 1965. Т. 2. С. 630.
18

И еще один важный момент, характеризующий исследование П.Б. Струве: обращаясь к капитализму как актуальной модели развития России, он говорил о капитализме как об историческом типе социально-экономического развития, отвечающего цивилизационным требованиям времени. Такая исследовательская установка исключала идеологические и политические предвзятости в оценке сложившейся ситуации, от которых позже ни он, ни его оппоненты, к сожалению, не были свободны. Это же следует сказать и о работах его соратника по «легальному марксизму» М.И. Тугана-Барановского – «Промышленные кризисы в Англии» (1894г.), которая нанесла ощутимый удар по народничеству и дала образец научного экономического анализа, и «Русская фабрика в прошлом и настоящем: историко-экономическое исследование» (1898), за которую автор получил докторскую степень. До конца 1890-х годов Струве и Туган-Барановский были в одной «связке», роль которой выполнял «легальный марксизм», объединивший их на платформе экономического материализма Маркса. В 1897 г. вместе они организовали работу первого марксистского журнала «Новое слово», чуть позже журнала «Начало». Потом их пути разошлись, и связано это было с отношением к марксистскому учению о социализме: Туган-Барановский не только не отрицал необходимости социальной революции, но убеждал, что «капитализм никогда не умрет естественной смертью», и предложил свою теорию социализма как «положительного учения»16. Струве не принял ее, назвав «вчерашним днем». Но в 90-е годы обоих мыслителей объединяло понимание, что до социализма Россия «безусловно “не доросла”». Ее экономика, считали они, требует модернизации в форме капитализации всех входящих в нее структур – отношений собственности, системы организации промышленного и сельскохозяйственного производства, разных хозяйственных форм, начиная от крупных государственных предприятий, кончая кооперацией индивидуальных производителей. Общей была и оценка этого процесса как долгого, сложного, но необходимого в качестве условия поступательного движения в будущее; общим было понимание капитализма как длительного этапа человеческой истории, предшествующего социализму, цивилизационные достижения которого не исчерпываются экономикой.

16. Концептуальное обоснование своей интерпретации социализма М.И. Туган-Барановский дал в 1906 году в работе «Современный социализм в своем историческом развитии» и, вернувшись к этой теме в 1918 году, в книге «Социализм как положительное учение».
19 Начало XX века стало переломным моментом для «легального марксизма»: от него отходят почти все его сторонники. Хотя утвердившийся термин «отходят» не совсем адекватно отражает суть ситуации. Надо признать, что «легальный марксизм» как страница истории русского марксизма выполнил свою задачу и потому «уступил» место в российской общественной мысли и в социал-демократическом движении двум новым направлениям – либерализму и большевизму. Он как бы «раздвоился» по тому основанию, которое унаследовал от экономического материализма Маркса, по тому внутреннему противоречию, которое содержалось в нем между материалистической доктриной о доминанте экономики в поступательном движении истории и идеей об утверждении социализма через революционное насилие в ответ на возможную политическую ситуацию. Сложившаяся к началу ХХ века в России политическая ситуация актуализировала эту возможность. Она отодвинула «легальный марксизм» с его призывом капитализации России на периферию общественного сознания и философской мысли, а с этим на периферию и социал-демократического движения за его «буржуазность». О себе заявили новые течения, за которыми стояли уже политические силы. П.Б. Струве, вспоминая свои увлечения марксизмом в 90-е годы, писал: «Оглядываясь теперь назад, я не могу не признать, что “буржуазность” русского легального марксизма была его сильной стороной, признаком его оригинальности и жизненности – как смелой идеологии экономического прогресса в отсталой стране»17. В новых условиях показатели востребованности сменились – на смену оригинальности и жизненности программы действия пришла революционность.
17. Струве П.Б. Карл Маркс и судьба марксизма // Исследования по истории русской мысли / Под общ. ред. М.А. Колерова. Т. 26. М.: Модест Колеров, 2020. С. 520.
20 Своеобразным манифестом преодоления «легального марксизма» стал сборник статей под ред. П.И. Новгородцева «Проблемы идеализма» (1902 г.), в котором выступили П.Б. Струве, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков18. Вместе с С.Л. Франком они вскоре стали главой направления, вошедшего в историю марксизма в России другой ее страницей – под знаком направления, соединившего гуманистические ориентации отечественной общественной мысли с философско-правовыми идеями русского социального либерализма (С.И. Гессен, Б.А. Кистяковский, С.А. Котляревский, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий). Это направление заявило о себе в споре с другим оппонентом – большевизмом, активно утверждавшим себя в качестве единственного сторонника подлинного марксизма. Развязка спора произойдет через 20 лет и не в пользу либерализма.
18. См.: Проблемы идеализма / Под ред. М.А. Колерова. Подгот. текста Н.В. Самовер. Второе критич. изд., испр. М.: Модест Колеров, 2018. (Серия «Исследования по истории русской мысли. Т. 20.)
21 Вместо заключения
22 Итак, «легальный марксизм», поставив вопрос о модернизации российского общества на путях капитализации его экономики и социальных институтов, подвел черту в споре отечественных социал-демократов с народничеством о настоящем и будущем России и предложил свой взгляд на проблему. Отметив этот факт как заслугу его сторонников, П.Б. Струве писал в 1902 году: «Марксизм дал (и неужели в этом до сих пор можно сомневаться?!) научное объяснение исторической необходимости капитализма в России, эта работа требовала значительного теоретического мужества, которое – что часто склонны забывать, – всегда имеет большую моральную ценность»19. Оценка Струве обращает внимание на очень существенный момент, о котором никогда не следует забывать, характеризуя путь любой научной идеи, – о том, что часто он бывает сопряжен с теоретическим мужеством ее последователей. Сегодня эта мысль не потеряла своей актуальности. Говоря о теоретической значимости идей «легального марксизма», развивавшегося под знаком экономического материализма К. Маркса и отечественного либерализма, мы не только отдаем дань прошлому, истории отечественной мысли, что само по себе самоценно. Но у нас есть все основания признать, что с этим направлением связана первая разработка научно обоснованной программы развития страны, не утратившая за эти годы своей и теоретической, и практической значимости. Наше время и его вызовы подтверждают это.
19. Струве П.Б. К характеристике нашего философского развития // Проблемы идеализма [1902] / Под ред. М.А. Колерова. Подгот. текста Н.В. Самовер. Второе критич. изд., испр. М.: Модест Колеров, 2018. С. 110.

References

1. Angarskij N.S. Legal'nyj marksizm. Kratkij ocherk. Vyp. 1 (1876–1897). M.: Izd-vo Vsesoyuznogo obshchestva politkatorzhan i poselencev, 1930.

2. Berdyaev N.A. Sub"ektivizm i individualizm v obshchestvennoj filosofii: Kriticheskij etyud o N.K. Mihajlovskom / S predisl. Petra Struve. M.: Astrel', 2008.

3. Bulgakov S.N. Ot marksizma k idealizmu. Sbornik statej (1896–1903). SPb.: Obshchestvennaya pol'za, 1903. 4. Gnatyuk O.L. P.B. Struve kak social'nyj myslitel'. SPb.: Izd-vo S.-Peterb. Tekhn. un-ta, 1998. 374 s.

4. Kara-Murza A.A. Izbrannye raboty po russkoj filosofii, politike i kul'ture. M.: Soglasie, 2024. Razdel 2. Voprosy metodologii. S. 35–93. Razdel 4. Filosofiya istorii. S. 385–439.

5. Kizevetter A.A. Na rubezhe dvuh stoletij. Praga, 1929. S. 211–212.

6. Konservatizm i liberalizm: sozvuchiya i dissonansy. Materialy mezhdunarodnoj konferencii k 125-letiyu so dnya rozhdeniya P.B. Struve. Perm': Permskij universitet, 1996.

7. Lenin V.I. Ekonomicheskoe soderzhanie narodnichestva i kritika ego v knige g. Struve. Otrazhenie marksizma v burzhuaznoj literature. Po povodu knigi g. Struve «Kriticheskie zametki k voprosu ob ekonomicheskom razvitii Rossii» // Lenin V.I. Poln. sobr. soch. v 55 tomah. T. 1. M.: Gospolitizdat, 1958. S. 347–534.

8. Opyt russkogo liberalizma. Antologiya. (Istoriya filosofii v pamyatnikah). M.: Kanon, 1997.

9. Pajps R. Struve. Biografiya v 2-h tomah. T. 1. Struve: pervyj liberal, 1870–1905. M.: Moskovskaya shkola politicheskih issledovanij, 2001.

10. Plekhanov G.V. Kritika nashih kritikov – g. Struve v roli kritika marksovoj teorii obshchestvennogo razvitiya // Plekhanov G.V. Izbrannye filosofskie proizvedeniya v 5 tomah. T. 2. M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo politicheskoj literatury, 1956. S. 504–634.

11. Problemy idealizma / Pod red. M.A. Kolerova. Podgot. teksta N.V. Samover. Vtoroe kritich. izd., ispr. (Seriya «Issledovaniya po istorii russkoj mysli). M.: Modest Kolerov, 2018.

12. Pustarnakov V.F. «Kapital» K. Marksa i filosofskaya mysl' v Rossii (konec XIX – nachalo XX v.). M.: Nauka, 1974.

13. Smirnov I.P. Ot marksizma k idealizmu: M.I. Tugan-Ba¬ranovskij, S.N. Bulgakov, N.A. Berdyaev. M.: Nauka, 1995.

14. Struve P.B. Kriticheskie zametki k voprosu ob ekonomicheskom razvitii Rossii. Vypusk I // Pyotr Struve. Kriticheskie zametki k voprosu ob ekonomicheskom razvitii Rossii. [1894]. Prilozhenie: Vospominaniya, revolyucionnye i marksistskie trudy P.B. Struve 1890-h gg. / Red.-sost. M.A. Kolerov. M.: Modest Kolerov, 2020. S. 67–327.

15. Struve P.B. Karl Marks i sud'ba marksizma // Issledovaniya po istorii russkoj mysli / Pod obshch. red. M.A. Kolerova. T. 26. M.: Modest Kolerov, 2020. S. 514–523.

16. Struve P.B. K harakteristike nashego filosofskogo razvitiya // Problemy idealizma [1902] / Pod red. M.A. Kolerova. Podgot. teksta N.V. Samover. Vtoroe kritich. izd., ispr. M.: Modest Kolerov, 2018. S. 110.

17. Struve P.B. Moim kritikam. SPb.: Tip. P. Sojkina, 1895.

18. Struve P.B. Marksovskaya teoriya social'nogo razvitiya // Obraz budushchego v social'no-ekonomicheskoj mysli konca XIX veka. Izbrannye proizvedeniya. M.: Respublika, 1999. S. 133–159.

19. Struve P.B. Na raznye temy (1893–1901). Sb. st. SPb.: Tipografiya A.E. Kolpinskago, 1902.

20. Struve P.B. Predislovie k knige N.A. Berdyaeva «Sub"ektivizm i individualizm v obshchestvennoj filosofii: Kriticheskij etyud o N.K. Mihajlovskom». SPb.: Izdanie N.O. Popovoj, 1901. S. 7–37.

21. Tugan-Baranovskij M.I. Russkaya fabrika v proshlom i nastoyashchem: Istoriko-ekonomicheskoe issledovanie. 3-e izd. T. 1. SPb.: Kn. mag. «Nasha zhizn'», 1907.

22. Tugan-Baranovskij M.I. Sovremennyj socializm v svoem istoricheskom razvitii. SPb: Budushchnost', 1906.

23. Tugan-Baranovskij M.I. Socializm kak polozhitel'noe uchenie // Tugan-Baranovskij M.I. K luchshemu budushchemu: Sbornik social'no-filosofskih proizvedenij. Pg., 1918. S. 257–437.

24. Filosofiya prava: P.I. Novgorodcev, L.I. Petrazhickij, B.A. Kistyakovskij. M.: ROSSPEN, 2018.

Comments

No posts found

Write a review
Translate