World-system analysis: the relevance of the methodological apparatus in an era of digital transformation
Table of contents
Share
QR
Metrics
World-system analysis: the relevance of the methodological apparatus in an era of digital transformation
Annotation
PII
S258770110029908-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alexandr Linnik 
Occupation: Student of the Faculty of Political Science
Affiliation: State Academic University for the Humanities
Address: 26, Maronovsky Str., 119049 Moscow, Russian Federation
Edition
Abstract
The article considers the methodological apparatus of world-system analysis, its place in today's socio-political knowledge, assesses its potential to reliably analyze socio-political changes occurring in the digital age. In the analysis, the greatest emphasis is placed on the studies in the field of social sciences that use the world-system methodology (I. Wallerstein, S. Amin, O. Komolov and others). The position of the world-system analysis is considered in the context of the principles of postnonclassical science, the toolkit of the world-system theory is analyzed in relation to the study of socio-political reality, and a forecast is made regarding the prospects of this approach in the information age. The study concludes that the methodological apparatus of the world-system approach will presumably be relevant until the end of the epoch of capitalism as a historical social system. However, the world-system theory needs to revise and update its methodological apparatus due to the ongoing digital transformations that change the entire socio-political space. Without revision of the methodological apparatus, world-system analysis has chances of obsolescence due to the rapidly changing reality under the influence of information and communication technologies.
Keywords
world-system analysis, world-system, digital age, postnonclassical science, historical social system, hegemony, capitalism, information and communication technologies, I. Wallerstein, S. Amin.
Received
14.12.2023
Date of publication
10.04.2024
Number of purchasers
3
Views
260
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Введение
2 В современном, стремительно меняющемся и все более цифровизирующемся мире актуальной становится дискуссия о релевантности научных теорий и подходов, которые совсем недавно, во второй половине XX в., были весьма популярными, злободневными. Сегодня многие из них переживают системный методологический кризис и перестают соответствовать запросам научного сообщества1. В частности, к ним относится мир-системный подход, который в свое время смог поколебать незыблемость актуальной на то время теории модернизации2. Начиная с 1970 гг., мир-системный анализ стал набирать популярность в научной среде, предложив новаторские идеи в изучении социально-политических процессов, новый взгляд на исследование эволюции социальных систем3. Учитывая острую необходимость в этой новизне, навеянной временем, осуществлена попытка проанализировать сегодняшнее состояние мир-системного анализа.
1. Кротков В.О. Постмодернистские метаморфозы как детерминанты политической науки // Полилог/Polylogos. 2022. T. 6. № 3. URL: >>>> DOI: 10.18254/S258770110022293-4

2. Босов Д.В., Кулемина Л.Б. Мир-системная теория И. Валлерстайна: социологический анализ // Russian Economic Bulletin. 2023. Т. 6. № 2. С. 41.

3. Там же. С. 42.
3 Цель данной статьи – выявить актуальность и релевантность методологического аппарата мир-системного анализа применительно к исследованию современной социально-политической реальности, характеризующейся активными цифровыми трансформациями.
4 Актуальность мир-системного анализа и его методологии в современной науке
5 Мир-системная теория – продукт второй половины XX в. (эпохи модерна), родоначальниками которой являются Ф. Бродель, И. Валлерстайн, А.Г. Франк и другие. Мир-системный анализ сегодня в научных кругах пользуется достаточно большой популярностью в широком спектре общественных наук: от политологии, экономики и социологии до истории и юриспруденции. Данное явление можно связывать как с эвристичным потенциалом самой теории, позволяющей своим методологическом аппаратом анализировать современные реалии, так и с тем, что мир-системный анализ вписывается в современные тенденции постнеклассической науки, для которой, как отмечает В.С. Степин, характерно изучение и освоение сложных саморазвивающихся систем. Для них свойственна саморегуляция, являющаяся устойчивым состоянием системы4. Также постнеклассической науке присуще изучение перехода от одного типа саморегуляции к другому; это фазовый переход, состояние хаоса, из которого рождается порядок, согласно синергетике И. Пригожина и И. Стенгерс5. Кроме того, постнеклассической науке свойственно активное распространение и увеличение значимости междисциплинарных исследований6, а также стремление к преодолению дилеммы естественнонаучной и гуманитарной картин мира7.
4. Степин В.С. Типы научной рациональности и синергетическая парадигма // Сложность. Разум. Постнеклассика. 2013. № 4. С. 48.

5. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986. 432 с.

6. Добреньков В.И. Парадигма в социологии. Кн. 3: Современная социология в поисках новых парадигм развивающегося глобального общества: мировые тренды. М.: Академический проект, 2021. С. 86–87.

7. Царев Р.Ю. Концепция миросистемного анализа в контексте постнеклассической науки // Вестник Томского государственного университета. 2020. № 454. С. 100–102.
6 Мир-системная теория интегрирует ряд принципов постнеклассической научной рациональности: изучение сложных саморазвивающихся систем, анализ хроноструктуры исторического процесса, признание значения нелинейных процессов в момент перехода к новой исторической системе и многие другие8. Так, Валлерстайн создает новую единицу анализа – историческая (социальная) система (мини-системы и мир-системы), – которая является попыткой преодолеть разобщенность социальных наук9; использует синергетику: констатирует хаотичность системы в период ее структурного кризиса10 («трансформационное время-пространство») и осознает непредсказуемость итогов перехода из хаотического состояния к новой исторической системе11. Все это демонстрирует, что мир-системный анализ – довольно актуальная научная теория, которая соответствует тенденциям современной постнеклассической науки.
8. Там же. С. 98–106.

9. Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение. М.: Территория будущего, 2006. С. 74.

10. Валлерстайн И. Структурный кризис, или Почему капиталисты могут считать капитализм выгодным // Есть ли будущее у капитализма? Сб. статей И. Валлерстайна, Р. Коллинза, М. Манна, Г. Дерлугьяна, К. Калхуна / Пер. с англ. под ред. Г. Дерлугьяна. М.: Изд-во Института Гайдара, 2015. С. 56–60.

11. Валлерстайн И. Исторический капитализм // Исторический капитализм. Капиталистическая цивилизация: Пер. с англ. / Науч. ред. и предисл. А.И. Фурсова. Изд. 2-е, испр. М.: УРСС; ЛЕНАНД, 2018. C. 230–236.
7 Мир-системный анализ как инструмент познания современной социально-политической действительности
8 Рассмотрев актуальность мир-системной теории в контексте современной науки, перейдем к анализу ее инструментария в исследовании социально-политических и экономических процессов. Основное внимание представителей мир-системной школы сосредоточено в двух направлениях: изменения положения государств в структуре современной мир-системы (концепция центра-полупериферии-периферии); постановка вопроса о том, что сейчас происходит с капиталистической мир-системой (структурный кризис капитализма и его окончание как исторической системы или процесс смены гегемона в мир-системе).
9 Исследование восходящей и нисходящей мобильности государств в мир-системе – очень актуальное поле исследований как для представителей школы мир-системного анализа, так и для всего научного сообщества в целом. Это связано с турбулентным состоянием современной системы международных отношений и возникшими международными конфликтами за последние несколько лет. Если говорить о представителях мир-системного анализа, то для них самыми популярными государствами для анализа их положения в мир-системе являются США, КНР и РФ. Вопрос о положении США в мир-системе и об окончании их гегемонии активно изучается на протяжении двух десятилетий XXI в.12 В общем и целом представители мир-системной школы схожи в выводах о том, что с 1970 гг. XX в. происходит постепенное ослабление гегемонии США в мир-системе13. Интерес к Китаю, в свою очередь, обусловлен его полупериферийным положением в современной мир-системе и стремлением занять место следующего гегемона в мир-системе после окончания американского системного цикла накопления капитала (исследованием системных циклов накопления капитала на протяжении истории капиталистической мир-системы занимался Дж. Арриги14). Однако оценки перспектив КНР в борьбе за место гегемона в мир-системе и необходимости в данной борьбе среди представителей мир-системной школы разнятся. Например, С. Амин высказывает точку зрения, что Китаю следует не присоединяться к финансовой глобализированной системе, а выстраивать альтернативные независимые региональные системы на основе негегемонистской модели глобализации15. А.Р. Абдулов, О.О. Комолов и Т.Д. Степанова близки к позиции С. Амина, предполагая, что Китаю необходимо отказаться от идеи полной интеграции в капиталистическую мир-систему, поскольку следующий системный цикл накопления капитала может привести к экологическому коллапсу и окончательному кризису капиталистической системы16. Следовательно, утверждают они, для КНР важно выстраивать альтернативную модель развития в сотрудничестве со странами периферии17. К.С. Волкова и И.В. Купряшкин придерживаются другой позиции. К.С. Волкова оспаривает факт единоличной гегемонии США с 1945 г., поскольку у них был экономико-идеологический противник в лице СССР, и в связи с этим она предполагает, что возможна новая интерпретация блокового противостояния с двумя центрами силы – США и КНР18. И.В. Купряшкин скептически относится к прогнозированию будущего мир-системы и перспектив Китая как нового гегемона, поскольку, во-первых, научному сообществу тяжело прогнозировать глобальные исторические тренды, а во-вторых, Китай столкнется с проблемами конфигурирования нового миропорядка, и он, как и любой гегемон, будет вынужден монополизировать рынки производства, обмена и потребления, а также защищать новый миропорядок, все больше инвестируя в военно-промышленный комплекс19.
12. См.: Амин С. Вирус либерализма: перманентная война и американизация мира / пер. с англ. Ш. Нагиба, С. Кастальского. М.: Европа, 2007; Закат империи США: Кризисы и конфликты. М.: МАКС Пресс, 2013. 248 с.

13. Валлерстайн И. Ускоренное падение. Наступление эпохи многополярности // Закат империи США: Кризисы и конфликты. М.: МАКС Пресс, 2013. С. 31.

14. См. подробнее: Арриги Дж. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени. М.: Территория будущего. 2006.

15. Самир А. Финансовая глобализация: войдет ли в нее Китай? // Вопросы политической экономии. 2019. № 1. С. 32–33.

16. Абдулов Р.Э., Комолов О.О., Степанова Т.Д. Кризис американского цикла накопления и перспективы Китая в борьбе за место нового гегемона // Вопросы политической экономии. 2021. № 1 (25). C. 96–98.

17. Там же. С. 98.

18. Волкова К.С. Развитие Китая в свете концепции Джованни Арриги // Вопросы политической экономии. 2022. № 2 (30). C. 105–106.

19. Купряшкин И.В. Накануне гегемона? Мир-системный подход к перспективе глобального лидерства КНР // Вестник Бурятского государственного университета. Философия. 2019. № 4. С. 36–38.
10 Анализируя положение России в современной мир-системе, следует отметить тот факт, что интерес к изучению положения РФ неуклонно растет. Изначально, в 1991 г., Россия вошла в мир-систему в статусе полупериферийного государства, поскольку она была одной из самых мощных военных держав. В то же самое время все остальные постсоветские государства заняли периферийное положение в системе мирового капитализма; подробное исследование упрощения структуры производства в странах СНГ сделал Р.С. Дзарасов20. На протяжении последних десятилетий были написаны крупные работы по изучению России и ее истории в мир-системной перспективе Б.Ю. Кагарлицким*21, С. Амином22 и другими исследователями. После начала в 2022 г. СВО РФ в Украине представители мир-системного анализа начали анализировать перспективы РФ как полупериферийного государства в столкновении со странами «ядра» мир-системы. П.И. Пашковский предполагает, что России следует стремиться к более автаркичному характеру экономики с расширенной социальной базой в условиях ослабления стран «ядра» мир-системы23. Д.В. Леушкин и Н.Г. Самойлов акцентируют внимание на том, что борьба «ядра» мир-системы с полупериферией и периферией за последние годы приобретает не только экономический характер, но и политико-идеологический. Страны «ядра» и лояльные им государства периферии предстают как «демократии», а нелояльные неолиберальному порядку и противостоящие интересам американских и западных политических элит страны полупериферии и периферии предстают в видении элит стран «ядра» как «автократии»24. Например, РФ и КНР характеризуются как «автократии». Авторы данной статьи предполагают, что данная тенденция по усилению политико-идеологической борьбы между «ядром» и периферией в мир-системе сохранится в ближайшие годы. О.О. Комолов, в свою очередь, сконцентрировался на широкомасштабном политико-экономическом анализе современного состояния России в контексте мир-системного анализа в последние несколько лет. Так, Комолов иллюстрирует периферийный характер российской экономики (с доминирующим сырьевым сектором), находящейся в отношениях неэквивалентного обмена со странами центра мир-системы25. Также О.О. Комолов изучил деятельность российских ТНК за рубежом и пришел к выводу, что Россия, как и многие другие государства, включена в империалистическую борьбу за передел рынков, играя роль субимпериалиста и принадлежа к полупериферии мировой экономики26. Российские ТНК вывозят капитал и привлекают государство к защите собственных инвестиций.
20. Дзарасов Р.С. СНГ – периферия мирового капитализма? // ЦИТИСЭ. 2015. № 1 (1). С. 2.

21. Кагарлицкий Б.Ю.* Периферийная империя: циклы русской истории. М.: Алгоритм, Эксмо, 2009. (*Минюстом РФ признан иноагентом).

22. Самир А. Россия: долгий путь от капитализма к социализму. М.– СПб.: ИНИР, 2017. 148 с.

23. Пашковский П.И. Опыт и перспективы взаимодействия России и современной мир-системы // Проблемы постсоветского пространства. 2022. Т. 9. № 3. С. 334–335.

24. Леушкин Д.В., Н.Г. Самойлов. Логика столкновения “демократий” с “автократиями” в видении европейских и американских элит // Современная Европа. 2022. № 1 (108). С. 210–216.

25. Комолов О.О. Отток капитала из России в контексте мир-системного анализа // Экономическое возрождение России. 2018. № 2 (56). C. 133–138.

26. Комолов О.О. Теория субимпериализма и влияние новых тенденций в мировой экономике на деятельность российских ТНК // Вопросы политической экономии. 2023. № 3 (35). С. 141–142.
11 Можно констатировать, что интерес к изучению положения государств в иерархии мир-системы связан не только самой геополитической ситуацией и кризисом американской гегемонии, но и постановкой вопроса о возможном конце капитализма как исторической социальной системы. Что же сейчас происходит: конец американского цикла накопления капитала и гегемонии США или структурный кризис капиталистической мир-системы, за которым может сформироваться новая историческая социальная система (например, социалистическая мир-система)?
12 Наиболее известная работа в данном направлении за последние годы – «Есть ли будущее у капитализма?»27. Пять социологов: Г. Дерлугьян, И. Валлерстайн, М. Манн, К. Калхун и Р. Коллинз, – пользуясь разной методологией и приходя к разным выводам, исследуют современное состояние капиталистической системы и ее шансов на будущее преобразование или кончину. Однако, несмотря на серьезное исследование, данный вопрос остается открытым и требует дальнейшего изучения и дискуссий – это обусловлено и состоянием современности, быстротечностью происходящих событий.
27. Есть ли будущее у капитализма? Сб. статей И. Валлерстайна, Р. Коллинза, М. Манна, Г. Дерлугьяна, К. Калхуна / пер. с англ. под ред. Г. Дерлугьяна. М.: Изд-во Института Гайдара, 2015. 320 с.
13 Мир-системная теория и анализ цифровых изменений
14 Период с конца XX в. по наше время зачастую характеризуют как постиндустриальный. Концептуализация идеи о новом этапе общественного развития началась еще в середине прошлого столетия. Процесс трансформации индустриального общества и капитализма осмысливался множеством социологов: Д. Беллом28, Э. Тоффлером29, У. Беком30, М. Кастельсом31 и др. Безусловно, интерпретации ученых во многом разнятся, но в целом большинство сходится во мнении, что постиндустриальное общество / сетевое общество / общество знаний / информационное общество характеризуется стремительным увеличением роли научного знания, изменением характера труда (производство информационных, а не материальных благ), ускорением темпа инноваций, глобализацией и многими другими процессами32. Также особое внимание акцентируется на снижении роли национальных государств и возвышении роли ТНК в мировой политике и экономике. В вопросе об оптимистическом или пессимистическом образе будущего тоже нет консенсуса; вполне справедливым кажется взгляд М. Кастельса, считающего, что новый социальный порядок будет более непредсказуемым и менее контролируемым (неконтролируемая последовательность событий, которая диктуется логикой технологий, рынков, геополитической обстановкой и т.д.)33.
28. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования / Пер. с англ. под ред. В. Л. Иноземцева. М.: Academia, 2004. 783 с.

29. Тоффлер Э. Шок будущего: Пер. с англ. М.: ООО «Издательство ACT», 2004. 557 с.

30. Бек У. Общество риска: На пути к другому модерну / Пер. с нем. В. Седельника, Н. Федоровой. М.: Прогресс-Традиция, 2000.

31. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура: Пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000.

32. Агапов П.В., Добреньков В.И., Кравченко А.И. Социальные системы и процессы: неоклассические пролегомены. М.: Академический проект, 2021. С. 511–521.

33. Там же. С. 536–539.
15 Однако главным вопросом данной статьи является анализ релевантности мир-системного анализа в современную, цифровую эпоху. Как справедливо отметил А.А. Макеев, анализ современного цифрового общества, процесса цифровизации – тема, которой только предстоит быть детально изученной в рамках мир-системного подхода34. Работ по исследованию цифровизации через призму мир-системного анализа, вхождения общества в постиндустриальную эпоху практически нет. А.А. Макеев также актуализировал проблему соотношения существующей в реальности капиталистической мир-системы и т.н. «цифровой мир-системы». Существует ли цифровая мир-система, и если существует, то по каким законам она функционирует – вопрос открытый и дискуссионный. По мнению автора, отсутствие исследований в области анализа цифровых преобразований в контексте мир-системного анализа может быть связано с экономоцентризмом теории. Несмотря на то, что И. Валлерстайн попытался преодолеть разобщенность социальных наук в мир-системной теории, вряд ли можно констатировать, что это полностью удалось сделать. В первую очередь, как было сказано ранее, это связано с экономоцентризмом теории. Большинство работ мир-системного характера связано с изучением современной мир-системы через призму экономических отношений. На наш взгляд, говоря о современном мире, трудно говорить о полном преобладании и доминировании экономических процессов над всеми остальными. Цифровая революция существенно изменила мир, в котором мы сегодня существуем и действуем. Также анализ роли цифровых трансформаций в современном мире с позиций мир-системной теории на данный момент затруднителен, так как в цифровом пространстве пропадает важный для мир-системного анализа элемент – географическая локация35.
34. Макеев А.А. Отношения “центр-периферия” в мир-системном анализе: политические аспекты // Журнал политических исследований. 2022. Т. 6. № 4. С. 77–79.

35. Там же. С. 78–79.
16 Очевиден тот факт, что ИКТ и связанные с ними отрасли производства наиболее развиты в странах центра мир-системы, что обуславливает их лидерство в мировой экономике; также страны центра всячески стараются блокировать и пресекать развитие автономных технологий в сфере ИКТ в странах полупериферии и периферии. Примером этому может послужить ситуация с китайской технологической компанией “Huawei”, которая, начиная с 2019 г., подверглась санкционной политике со стороны США и которую обвинили в промышленном шпионаже. Как оказалось, продукция “Huawei” полностью безопасна для использования (что выяснилось после расследования официальных органов Великобритании, Германии и Франции), но Соединенные Штаты принудили европейские государства к введению санкций против “Huawei”36. Однако рассмотрение экономической стороны дела не равно анализу самой цифровой трансформации. В цифровом пространстве география, как было замечено ранее, имеет малое значение. Следовательно, представителям мир-системной теории следует искать новые методы и подходы к изучению цифрового пространства (например, попытку осмыслить современный этап капитализма осуществил Н. Срничек, обозначив его как «капитализм платформ»37). Во-первых, необходимо определить, существует ли цифровая мир-система или нет; если существует, то по каким законам она функционирует и как она соотносится с капиталистической мир-системой38. Во-вторых, требуется выяснить, существует ли в цифровой мир-системе ось зон «ядра-полупериферии-периферии». Если существует, то в чем ее особенность и по каким критериям та или иная структура (государство?) будет относиться к данным зонам? И таких вопросов можно задавать огромное множество. Из этого следует, что методологический аппарат мир-системного анализа нуждается в обновлении с учетом меняющейся действительности.
36. Го Ф., Манойло А.В. Торговая война США против Китая в период президентского правления Д. Трампа как составляющая современных гибридных войн // Вестник Московского университета. Серия 12: Политические науки. 2022. № 5. С. 83–85.

37. Срничек Н. Капитализм платформ / Пер. с англ. и науч. ред. М. Добряковой. 3-е изд. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2021.

38. Макеев А.А. Отношения “центр-периферия” в мир-системном анализе: политические аспекты. С. 79.
17 Выводы
18 Иммануил Валлерстайн, рассматривая будущее социологии и перспективы мир-системного анализа в XXI в., неоднократно подчеркивал, что судьба мир-системного анализа как движения знания неопределенная, и в случае реорганизации мира знаний мир-системный анализ может исчезнуть как движение знания (при новой исторической социальной системе)39. Провалом для мир-системной теории он считал ситуацию, при которой мир-системный анализ превратится в очередную теоретическую позицию социальной науки40.
39. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и будущее социологии // Социология. 2016. № 3. С. 16–17.

40. Там же.
19 В рамках данной статьи была сделана попытка обозначить текущее состояние мир-системного подхода и его методологического аппарата в научном поле. Хоть и неизвестно, сумеет ли в будущем мир-системный анализ достичь своей цели в создании единой исторической социальной науки и преодолеть разобщенность социальных наук, которая возникла в XIX в., но вполне очевиден тот факт, что методологический аппарат мир-системного анализа нуждается в пересмотре и обновлении в связи с наступлением постиндустриальной (цифровой) эпохи, в которой процессы в виртуальном пространстве открывают как множество перспектив, так и множество угроз для современных обществ. Без поиска новых подходов к изучению информационного общества мир-системный анализ имеет шансы на то, чтобы стать нерелевантным для исследования сегодняшней действительности.
20 Однако, на наш взгляд, мир-системный анализ по сей день сохраняет свою эвристичность в объяснении причин невозможности государств периферии догнать по экономическому развитию страны центра мир-системы41. В целом, по мнению автора, мир-системный анализ, вероятнее всего, не потеряет своей актуальности до окончания эпохи капитализма как исторической социальной системы. В случае если сегодня мы переживаем не конец капиталистической системы, а процесс смены гегемона в мир-системе, то можно предположить, что у мир-системного анализа при любом из вариантов есть будущее, но как процесс перехода от одной исторической социальной системы к другой, так и будущее мир-системной теории видится непредсказуемым. И если провести аналогию с трансформационным временем-пространством (переход к новой исторической системе) в терминологии Валлерстайна42, то от каждого представителя школы мир-системного анализа зависит будущее самого мир-системного анализа, ведь любая случайность (а в данном случае – любое исследование) влияет на то, каким будет это самое будущее.
41. Босов Д.В., Кулемина Л.Б. Мир-системная теория И. Валлерстайна: социологический анализ // Russian Economic Bulletin. 2023. Т. 6. № 2. С. 44–45.

42. Wallerstein I. The World-System after the Cold War // Journal of Peace Research. 1993. Vol. 30. No. 1. P. 6.

References

1. Abdulov R.E., Komolov O.O., Stepanova T.D. Krizis amerikanskogo cikla nakopleniya i perspektivy Kitaya v bor'be za mesto novogo gegemona // Voprosy politicheskoj ekonomii. 2021. ¹ 1 (25). C. 78–102.

2. Agapov P.V., Dobren'kov V.I., Kravchenko A.I. Social'nye sistemy i processy: neoklassicheskie prolegomeny. M.: Akademicheskij proekt, 2021.

3. Amin S. Virus liberalizma: permanentnaya vojna i amerikanizaciya mira / per. s angl. SH. Nagiba, S. Kastal'skogo. M.: Evropa, 2007.

4. Arrigi Dzh. Dolgij dvadcatyj vek: Den'gi, vlast' i istoki nashego vremeni. M.: Territoriya budushchego, 2006.

5. Bek U. Obshchestvo riska: Na puti k drugomu modernu / Per. s nem. V. Sedel'nika, N. Fedorovoj. M.: Progress-Tradiciya, 2000.

6. Bell D. Gryadushchee postindustrial'noe obshchestvo: opyt social'nogo prognozirovaniya / Per. s angl. pod red. V.L. Inozemceva. M. : Academia, 2004.

7. Bosov D.V., Kulemina L.B. Mir-sistemnaya teoriya I. Vallerstajna: sociologicheskij analiz // Russian Economic Bulletin. 2023. T. 6. ¹ 2. S. 41–47.

8. Vallerstajn I. Istoricheskij kapitalizm // Istoricheskij kapitalizm. Kapitalisticheskaya civilizaciya: Per. s angl. / Nauch. red. i predisl. A.I. Fursova. Izd. 2-e, ispr. M.: URSS; LENAND, 2018. C. 123–236.

9. Vallerstajn I. Mirosistemnyj analiz: Vvedenie. M.: Territoriya budushchego, 2006.

10. Vallerstajn I. Strukturnyj krizis, ili Pochemu kapitalisty mogut schitat' kapitalizm vygodnym // Est' li budushchee u kapitalizma? Sb. statej I. Vallerstajna, R. Kollinza, M. Manna, G. Derlug'yana, K. Kalhuna / Per. s angl. pod red. G. Derlug'yana. M.: Izd-vo Instituta Gajdara, 2015. S. 23–60.

11. Vallerstajn I. Uskorennoe padenie. Nastuplenie epohi mnogopolyarnosti // Zakat imperii SSHA: Krizisy i konflikty. M.: MAKS Press, 2013. S. 19–32.

12. Vallerstajn I. Analiz mirovyh sistem i budushchee sociologii // Sociologiya. 2016. ¹ 3. S. 9–16.

13. Volkova K.S. Razvitie Kitaya v svete koncepcii Dzhovanni Arrigi // Voprosy politicheskoj ekonomii. 2022. ¹ 2 (30). C. 100–109.

14. Go F., Manojlo A.V. Torgovaya vojna SSHA protiv Kitaya v period prezidentskogo pravleniya D. Trampa kak sostavlyayushchaya sovremennyh gibridnyh vojn // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 12: Politicheskie nauki. 2022. ¹ 5. S. 81–92.

15. Dzarasov R.S. SNG – periferiya mirovogo kapitalizma? // CITISE. 2015. ¹ 1 (1). S. 2.

16. Dobren'kov V.I. Paradigma v sociologii. Kn. 3: Sovremennaya sociologiya v poiskah novyh paradigm razvivayushchegosya global'nogo obshchestva: mirovye trendy. M.: Akademicheskij proekt, 2021.

17. Est' li budushchee u kapitalizma? Sb. statej I. Vallerstajna, R. Kollinza, M. Manna, G. Derlug'yana, K. Kalhuna / per. s angl. pod red. G. Derlug'yana. M.: Izd-vo Instituta Gajdara, 2015.

18. Zakat imperii SSHA: Krizisy i konflikty / S predisl. Borisa Kagarlickogo; I. Vallerstajn, S. Amin, S. Dzhordzh i dr.; Institut globalizacii i social'nyh dvizhenij. M.: MAKS Press, 2013.

19. Kagarlickij B.YU.* Periferijnaya imperiya: cikly russkoj istorii / M.: Algoritm, Eksmo, 2009. (*Минюстом РФ признан иноагентом).

20. Kastel's M. Informacionnaya epoha: ekonomika, obshchestvo i kul'tura / Per. s angl. pod nauch. red. O.I. SHkaratana. M.: GU VSHE, 2000. 608 s.

21. Komolov O.O. Ottok kapitala iz Rossii v kontekste mir-sistemnogo analiza // Ekonomicheskoe vozrozhdenie Rossii. 2018. ¹ 2 (56). C. 128–140.

22. Komolov O.O. Teoriya subimperilizma i vliyanie novyh tendencij v mirovoj ekonomike na deyatel'nost' rossijskih TNK // Voprosy politicheskoj ekonomii. 2023. ¹ 3 (35). S. 131–144.

23. Krotkov V.O. Postmodernistskie metamorfozy kak determinanty politicheskoj nauki // Polilog/Polylogos. 2022. T. 6. ¹ 3. URL: https://polylogos-journal.ru/s258770110022293-4-1/. DOI: 10.18254/S258770110022293-4.

24. Kupryashkin I.V. Nakanune gegemona? Mir-sistemnyj podhod k perspektive global'nogo liderstva KNR // Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. Filosofiya. 2019. ¹ 4. S. 32–42.

25. Leushkin D.V., Samojlov N.G. Logika stolknoveniya “demokratij” s “avtokratiyami” v videnii evropejskih i amerikanskih elit // Sovremennaya Evropa. 2022. ¹ 1 (108). S. 208–219.

26. Makeev A.A. Otnosheniya “centr-periferiya” v mir-sistemnom analize: politicheskie aspekty // ZHurnal politicheskih issledovanij. 2022. T. 6. ¹ 4. S. 69–82.

27. Pashkovskij P.I. Opyt i perspektivy vzaimodejstviya Rossii i sovremennoj mir-sistemy // Problemy postsovetskogo prostranstva. 2022. T. 9. ¹ 3. S. 327–337.

28. Prigozhin I., Stengers I. Poryadok iz haosa: Novyj dialog cheloveka s prirodoj. M.: Progress, 1986.

29. Samir A. Rossiya: dolgij put' ot kapitalizma k socializmu. M.–SPb.: INIR, 2017.

30. Samir A. Finansovaya globalizaciya: vojdet li v nee Kitaj? // Voprosy politicheskoj ekonomii. 2019. ¹ 1. S. 23–33.

31. Srnichek N. Kapitalizm platform / Per. s angl. i nauch. red. M. Dobryakovoj. 3-e izd. M.: Izd. dom Vysshej shkoly ekonomiki, 2021.

32. Stepin V.S. Tipy nauchnoj racional'nosti i sinergeticheskaya paradigma // Slozhnost'. Razum. Postneklassika. 2013. ¹ 4. S. 45–59.

33. Toffler E. SHok budushchego: Per. s angl. M.: OOO «Izdatel'stvo ACT», 2004.

34. Carev R.YU. Koncepciya mirosistemnogo analiza v kontekste postneklassicheskoj nauki // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2020. ¹ 454. S. 97–108.

35. Wallerstein I. The World-System after the Cold War // Journal of Peace Research. 1993. Vol. 30. No. 1. P. 1–6.

Comments

No posts found

Write a review
Translate