Traditional and New in the Value Orientations of Russian Youth: Results of the Expert Survey
Table of contents
Share
QR
Metrics
Traditional and New in the Value Orientations of Russian Youth: Results of the Expert Survey
Annotation
PII
S258770110020714-7-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Dinara Tulegenova 
Occupation: Master's Student at the Faculty of History
Affiliation: Omsk State University
Address: 55-A, Mira Avenue, 644077 Omsk, Russian Federation
Antonina Selezneva
Occupation: Associate Professor, Deputy Head of the Department of Sociology and Psychology of Politics, Faculty of Political Science
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: 1 Leninskye Gory, 119992 Moscow, Russian Federation
Edition
Abstract

The article is aimed at identifying the peculiarities of the influence of national political and cultural traditions and modern global socio-cultural trends on the value orientations of modern Russian youth. The theoretical and methodological basis of the research is a political-psychological approach that allows studying the political values of young people taking into account the political context, socio-cultural and psychological factors of their formation and transformation. The empirical basis of the work was the results of an expert survey. As a result, it can be argued that a contradictory set of political values is inherent in modern Russian youth, where values that are historically not characteristic of Russian society are present, and traditional values are filled with a new meaning in the minds of young people.

Keywords
youth, political values, justice, freedom, human rights, self-expression, comfort, personal initiative, political culture
Received
29.03.2022
Date of publication
30.06.2022
Number of purchasers
0
Views
197
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Введение
2 Современная российская молодежь как политическое поколение, которое формировалось в уникальных условиях постсоветской социально-политической реальности, значительно отличается от более старших когорт в структуре российского общества. Российскую молодёжь характеризуют как наиболее динамичную возрастную группу, которой присуща быстрая смена ориентиров, ценностей и установок1. Процесс формирования ценностей современной российской молодёжи осложняется наличием трансформационных процессов в обществе, особенностью восприятия новых социально-экономических, политических и культурных условий социального контекста2.
1. Чуев С.В., Тимохович А.Н., Гришаева С.А. Политические ценности российской молодежи: материалы исследования // Власть. Т.25, № 11. 2017. С. 54.

2. Фомичева Т.В. Факторы формирования социокультурных ценностей современной российской молодежи // Социальная политика и социология. 2014. Т. 2. № 4 (105). С. 131.
3 Политические ценности молодежи сегодня являются предметом научного интереса многих исследователей. В фокусе внимания коллег находятся преимущественно проблемы выявления иерархии или системы этих ценностей, объяснение особенностей их формирования в процессе политической социализации3. При этом, вопросы соотношения разных типов ценностей, обусловленных давно сложившимися и только появляющимися политико-идеологическими практиками, которые очень волновали ученых в переломные 1990-е годы4, в последнее время находятся вне их поля зрения. Однако, в текущем политическом контексте применительно к современному молодому поколению – сложному и внутреннее очень неоднородному – становится особенно актуальным вопрос о том, какие ценности и приоритеты его представителей отражают традиционные, исконно присущие нашей политической культуре черты, а какие – являются «новыми», привнесенными из глобального социокультурного пространства.
3. Gudkov L., Zorkaya N., Kochergina E., Pipiya K., Ryseva A. Russia’s ‘Generation Z’: Attitudes and Values // Library of the Friedrich-Ebert-Stiftung. URL: >>>> (дата обращения: 1.06.2022); Яницкий М.С., Серый А.В., Браун О.А., Пелех Ю.В., Маслова О.В., Сокольская М.В., Санжаева Р.Д., Монсонова А.Р., Дагбаева С.Б., Неяскина Ю.Ю., Кадыров Р.В., Капустина Т.В. Система ценностных ориентаций "поколения Z": социальные, культурные и демографические детерминанты // Сибирский психологический журнал. 2019. № 72. С. 46-67.

4. Капустин Б.Г., Клямкин И.М. Либеральные ценности в сознании Россиян // Полис. Политические исследования. 1994. №1. С. 68-91; Лапин, Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социс. Социологические исследования. 1996. №5. С. 3-23.
4 Теоретико-методологические основания исследования
5 Теоретико-методологической основой исследования является политико-психологический подход5, обладающий теоретическим потенциалом и инструментальными возможностями для изучения ценностей как смысловых доминант субъективного пространства политики. Выбранный исследовательский ракурс позволяет изучать политические ценности молодежи с учетом политического контекста, социокультурных и психологических факторов их формирования и трансформации. В русле обозначенного подхода мы определяем их как «устойчивые, имплицитно присущие отдельной личности, социальной группе или обществу в целом смысловые доминанты, определяющие идеологические приоритеты и политические принципы социальных отношений»6.
5. Селезнева А.В. Политико-психологический подход к исследованию политических ценностей // Вестник Томского государственного университета. 2011. №345. С.56-60.

6. Селезнева А.В. Концептуально-методологические основания политико-психологического анализа политических ценностей // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2019. № 49. С. 178.
6 Для решения поставленной в данной статье проблемы возникает задача выбора концептуально-методологических оснований для осмысления политических ценностей российской молодежи в контексте обозначенной дихотомии «традиционное» и «новое». Таковыми, в нашем понимании, являются положения теории политической культуры7, разработки в области изучения социокультурных оснований политических процессов8.
7. Пожидаева Э.О., Телин К.О. Политическая культура как фактор стабильности политической системы // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2016. №3. С. 91-106; Тульчинский Г.Л. Перспективы российской политической культуры // Социально-политические науки. 2014. №4. С. 11-15; Сергеев В.М. Исторические истоки русской политической культуры // Полис. Политические исследования. 2012. №4. С. 8-22.

8. Inglehart R. F., Baker W. Modernization, Cultural Change and the Persistence of Traditional Values // American Sociological Review. 2000. Vol. 65. Pp. 15-91; Welzel C., Deutsch F. The Diffusion of Values among Democracies and Autocracies // Global Policy. 2016. Vol. 7. No. 4. Pp. 563–570.  
7 Работа основывается на результатах экспертного опроса, который позволяет определить предпосылки формирования ценностных ориентаций современной российской молодежи, выявить особенности влияния на них национальных политико-культурных традиций и современных глобальных социокультурных трендов. Эмпирическую базу работы составили материалы 26 экспертных интервью, собранных в конце 2020 – начале 2021 гг., а также материалы 2-х экспертных дискуссий (n = 15 и n = 9 соответственно), проведенных в декабре 2021 г. Экспертами выступили ученые-исследователи – политологи, социологи, психологи, занимающиеся изучением разных аспектов жизнедеятельности молодежи в государстве и обществе, педагоги образовательных организаций, лидеры и руководители молодежных организаций, специалисты в области реализации государственной молодежной политики и работы с молодежью.
8 Почему мы обращаемся именно к экспертным мнениям? В первую очередь потому, что нетривиальный характер поставленной проблемы не дает возможности идти к ее решению проторенным путем. Этого пути пока просто нет. В политической науке нет четкого и однозначного ответа на вопрос о том, что для нас традиционно, а что ново. Даже сам термин «традиционное» по-разному трактуется и осмысляется. Мы не можем опереться на данные массовых опросов и качественных политико-психологических исследований, поскольку пока нет выработанных критериев определения тех или иных ценностей молодежи в рассматриваемой системе координат. В этих условиях единственная возможность хотя бы на шаг приблизиться к решению задачи (говорить о ее окончательном решении было бы крайне самонадеянно) – обратиться к мнению экспертов.
9 Результаты исследования и их интерпретация
10 Исследования политических социологов и психологов последних лет показывают, что наиболее актуальными для российской молодежи являются ценности безопасности, прав человека, свободы, законности, справедливости. Молодое поколение в значительной степени ориентируется на ценности самовыражения9. Основные жизненные цели молодёжи носят сегодня преимущественно прагматичный и утилитарный характер10. Персональное будущее для молодых людей связано с ожиданиями спокойствия и комфорта11.
9. Селезнева А.В. Политические ценности российской молодежи: социокультурные особенности и идентификационный потенциал // Общество. Коммуникация. Образование. 2020. Т. 11. № 3. С. 27.

10. Государственная молодежная политика в России: социально-психологические основания и технологии реализации // под общей редакцией С.Ю. Поповой. М.: Аквилон, 2019. С. 106.

11. Там же. С. 136.
11 Осмысление результатов анализа материалов экспертного опроса в контексте поставленной в статье проблемы позволяет обозначить общие характеристики политических ценностей молодежи.
12 Смысловой фундамент политического сознания молодежи составляет сложный и противоречивый комплекс политических и неполитических ценностей, между которыми невозможно провести четкого разграничения. Даже неполитические в изначальной природе своей ценности самовыражения и комфорта в сознании молодежи приобретают политическую окраску, поскольку являются призмой восприятия ею политики, оценки политических событий и решений с точки зрения их соответствия данным ценностям.
13 Система политических ценностей молодежи находится в процессе трансформации. Факторами ценностных изменений являются смена поколений (сегодняшняя молодежь в возрастных границах 14-35 лет включает в себя две поколенческие общности – Y и Z), ускоряющаяся социальная динамика, противоречивые внешние социокультурные воздействия, зачастую оцениваемые как угрозы12, текущие политические процессы. Эксперты отмечали: «Молодежь чувствует какую-то системную дезорганизацию… Институты социализации и информационное пространство не дают им четкого ориентира… В общем, в голове у молодого человека какая-то каша» (36 лет, жен., Москва, кандидат наук).
12. Шестопал Е.Б., Селезнева А.В. Социокультурные угрозы и риски в современной России // Социологические исследования. 2018. № 10. С. 90–99.
14 Вышеперечисленные факторы влияют и на внутреннюю структуру, и на смысловое содержание ценностных концептов, и как следствие – определяют противоречивый характер всей системы ценностей молодежи. Этот момент является ключевым в наших рассуждениях, поэтому остановимся на нем более подробно.
15 Нам важно зафиксировать, что у современной молодежи наблюдается сочетание традиционно присущих отечественной политической культуре ценностей и новых, появившихся недавно и отражающих поколенческую специфику ориентаций. В первом случае речь идет главным образом о ценностях справедливости и свободы, которые являются ядром ценностного сознания молодежи, Эти ценности с одной стороны, носят универсальный характер13, а с другой – относятся к базисным ценностям русского народа14. При этом, их содержательное наполнение в сознании молодежи включает в себя «новые» смыслы, связанные с индивидуалистическими ориентациями и нежеланием брать на себя ответственность.
13. Омельченко Н.В. Свобода человека как ценность // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Философия. 2012. №1. С. 101-111; Матюшин Г.Г. Справедливость как проблема России XXI века. М.: РИЦ МГГУ им. М.А. Шолохова, 2012. 214 с.

14. Перевезенцев С.В. «По устроению дедню и отню»: к вопросу о значении традиционализма в русской истории // Тетради по консерватизму. 2018. № 1. С. 243-254.
16 По мнению экспертов, свобода мыслится молодежью как свобода самовыражения, слова, деятельности, передвижений. Свобода – это возможность выбирать свой путь. У молодежи она ассоциируется, прежде всего, с независимостью и вседозволенностью, где ответственность не берется во внимание: «Свобода воспринимается как отсутствие ответственности. То есть государство ответственно за то, за это, и так далее. А я скорее свободен. У меня создаётся впечатление, что это связано с тем, что значительная часть взаимодействий у молодых людей происходит в сети интернет, где ответственность снижена, ответственность за свои высказывания, ответственность за какие-то свои оценки» (69 лет, жен., Москва, кандидат наук). Эксперты подчеркивают, что современной молодёжи свойственно негативистское понимание свободы от давления сверху и извне, от авторитетов: «Свобода – это отсутствие ограничений и свобода “от”. Свобода “для” встречается редко. Это очень взрослая позиция. Все-таки наша молодежь довольно инфантильна» (35 лет, жен., Саратов, кандидат наук). Эксперты также отмечают, что постиндустриальная цивилизация формирует у молодых людей неограниченное понимание свободы, установку на самореализацию как ценность, вне зависимости от их реальных способностей и возможностей.
17 Ценность справедливости является объединяющей всю современную российскую молодёжь, но при этом самой неоднозначной и содержательно нагруженной: «Действительно существуют проблемы с пониманием справедливости современной молодежью. И в чём могут быть возможные сложности, что могло бы заменить ценность справедливости, не знаю» (34 34 года, жен., Москва, кандидат наук). Справедливость в сознании молодых россиян предстает, прежде всего, в модернистском понимании, как равенство людей перед законом и равенство возможностей. При этом присутствует морально-этическая трактовка, традиционное политико-культурное видение справедливости, как следование правде, честность, порядочность.
18 Справедливость – это ценность, с пренебрежением которой молодежь не готова смириться. Можно утверждать, что тема справедливости имеет большой потенциал влияния на поведение молодежи. Эксперты отмечают, что у молодежи появляется осознанная потребность восстановить права, устранить несправедливость в обществе. Однако основную роль в поддержании справедливости и порядка в обществе она отводит государству. Эксперты отмечали, что «современная молодежь обладает интересной социально-психологической особенностью, она считает, что общество и государство ей очень много должно. А вопрос ответственности и самостоятельности рассматривается довольно плоско» (35 лет, жен., Саратов, кандидат наук). При этом, было замечено, что такая тенденция характерна не только для молодежи, а для всего общества в целом: «В современном обществе слишком много говорят о правах и слишком мало — об обязанностях. Но это связано не только с особенностями современной молодежи. Это вопрос любого поколения. Другое дело, что именно в современной цивилизации право реализовывать себя без внимания к мнению общества впервые становится массовым. Отсюда преобладание прав меньшинств над правами большинства» (56 лет, муж., Москва, доктор наук). Такие требования к государству по обеспечению справедливости в обществе М.Ю. Урнов определяет как «индивидуалистический патернализм», который описывает так: «я имею право делать то, что мне хочется, у меня нет обязательств ни перед обществом, ни перед государством; зато общество и государство обязаны обеспечить мое благополучие»15.
15. Касамара В.А., Максименкова М.С., Сорокина А.А. Справедливость в представлениях российской студенческой молодежи // Общественные науки и современность. № 4. 2020. С. 23.
19 «Новыми» элементами ценностного комплекса современной российской молодежи можно считать права человека, личную инициативу, комфорт и самовыражение. Эксперты говорили о том, что «эти западные ценности – наши ценности уже тридцать лет» (56 лет, муж, Москва, доктор наук). Тем не менее, привнесенные в начале постсоветского периода в наш общественно-политический дискурс, эти ценности долго и сложно усваивались российским обществом16. С точки зрения политической психологии их естественная интериоризация в процессе политической социализации произошла только у молодежи как поколения, рожденного и выросшего уже в новой социально-политической реальности в условиях информационного общества.
16. Лапкин В.В., Пантин В.И. Ценностные размежевания и социально-политическая дифференциация в современной России // Мировая экономика и международные отношения. 2000. №4. С. 54-63; Шестопал Е.Б. Ценностные характеристики российского политического процесса и стратегия развития страны // Полис. Политические исследования. 2014. №2. С. 61-71.
20 Права человека являются ценностным приоритетом для российской молодёжи. Всё чаще молодые люди апеллируют к вопросам своего правового обеспечения, начиная с бытовых вещей и заканчивая фундаментальными. В основном подразумеваются права, закрепленные в Конституции Российской Федерации, обеспечивающие защиту их чести и достоинства, свободы каждого отдельного человека. Это естественные права: право на жизнь, свободу, труд и выражение своей собственной позиции, права юридические, экономические, гендерные.
21 Считается, что вопросы личного существования и свободы самовыражения являются актуальными для молодёжи любого времени, поэтому современная российская молодежь не является исключением. Однако замечается особенность, что именно сегодня установка на право реализовывать себя без внимания к мнению общества впервые становится массовой: «Современность ориентирует молодых людей на личный успех, собственное благополучие, удовлетворение собственных потребностей без учета потребностей других людей. Классический пример — в общественном транспорте люди принципиально не надевают маски. У них такой принцип, потому что они считают, что им ничего не будет, но ничего не думают о других людях. В современном обществе слишком много говорят о правах и слишком мало — об обязанностях» (56 лет, муж., Москва, доктор наук). Вопросы прав человека воспринимаются молодежью односторонне. Их обеспечение понимается как обязанность государства и общества по отношению к молодым людям, а ответственность и обязанности самой молодежи остаются за скобками: «Сейчас появляется эталон “Я”. То есть “Я” становится самоценностью. Человек начинает агрессивно требовать реализации своих прав» (44 года, жен., Москва, педагог).
22 Высокий уровень значимости ценности прав человека для современной молодежи эксперты связывают с увеличением индекса свободы как такового, с большей осведомленностью о правах и свободах в связи с актуализацией этой темы в публичном дискурсе и общественном мнении. Отмечается, что права человека находятся в приоритете у молодых людей в связи с наблюдаемыми ими случаями бесправия, когда ощущается правовое неравенство, возникает чувство собственного бесправия на контрасте с чрезмерными правами других, появляется осознанная потребность восстановить свои права.
23 Особой ценностью для современной российской молодежи является самовыражение: «Всё, что связано с вопросами личного существования, свободы самовыражения для молодежи всех времен и народов было сверхценностью, поэтому современная российская молодёжь в этом смысле не исключение, а если это помножить на либеральную дренированность сознания большинства представителей этого поколения – это приобретает рельефную очевидность» (39 лет, жен., Омск, кандидат наук). Молодым людям присуще стремление к самовыражению любой ценой, любыми способами. По мнению экспертов, молодежные реакции в Интернете на социально-политические проблемы являются, прежде всего, попыткой выразить себя, а не стремлением их решить: «Например, молодые люди в протестных акциях пытались как раз построить личный бренд. Возрастная граница тех, кто хочет что-то действительно поменять — 30-35 лет. Люди 15-17 лет, понятное дело, создавали бренд. Это подростковое» (35 лет, жен., Саратов, кандидат наук). Такую социальную практику молодёжи как добровольчество, эксперты также сводят к возможности самореализации и самовыражения: «Добровольчество связано с личностными основаниями, это не про служение кому-то, чему-то, а реализация себя» (69 лет, жен., Москва, кандидат наук).
24 Эксперты отмечают, что молодые люди в современной России имеют установку на автономию и предпочитают действовать на основе собственной инициативы: «Проявление личной инициативы является для современной молодёжи ценностью. Это то, чего они как раз и хотят: чтобы им дали право инициативы, право решать, что им делать в своей стране» (35 лет, муж., Москва, кандидат наук). В то же время у них не проявляется острая установка на оппозиционность и тотальный нонконформизм, они готовы принимать участие в реализации инициатив «сверху»: «Думаю, молодёжь готова реализовывать не личные, а административные инициативы, если им сразу объяснят условия» (40 лет, жен., Москва, кандидат наук); «Инициативы сверху будут восприниматься хуже, но найдутся люди, которые примут в них активное участие» (34 года, муж., Челябинск, педагог). Важно отметить, что молодёжь видится экспертам прагматичной и готовой реализовывать чужие инициативы ради личной выгоды: «Если говорить о реализации инициатив сверху, у молодёжи всегда возникает вопрос: “А что мне за это будет?”» (35 лет, жен., Саратов, кандидат наук).
25 Молодежи присуща готовность приспосабливаться к обстоятельствам и проявлять терпение. Эксперты подчеркивают, что это не покорность судьбе, мировоззренческая установка или следование определенной религиозной или философской концепции, не смирение как черта исконно присущая русскому народу, а отсутствие конфликтности, ориентация на комфорт, преимущественно ввиду которого молодёжь не готова осознанно идти на жертвы. В частности, замечается: «Общество перешло в очередную фазу, происходит трансформация ценностей. Молодежь, может, не видит смысла в борьбе, может, просто хочет жить комфортно и все, зачем идти на борьбу они не понимают» (36 лет, муж., Омск, кандидат наук). Современная молодежь ориентируется на ценности физического, социального и духовного комфорта: «Ценность комфорта действительно очень высока. Досуговая деятельность занимает первые места в рейтингах времяпровождения. Ради досуга молодёжь жертвует образованием, жертвует саморазвитием» (35 лет, жен., Саратов, кандидат наук). Эксперты сходятся во мнении, что отказаться от комфорта молодёжь готова только ради ещё большего комфорта в будущем, новых эмоций и возможностей узнать что-то новое.
26 Появление новых элементов в системе политических ценностей российской молодежи отражает обозначенную Р. Инглхартом и его коллегами тенденцию ценностного сдвига в сторону постматериализма (ценностей самовыражения) в глобальном масштабе17. Ранее мы уже писали об этом, когда осмысляли происходящие в политическом сознании молодежи ценностные трансформации18. В контексте рассматриваемой в данной статье проблемы отметим лишь, что не только появление новых, но и смысловое обновление традиционных ценностных концептов лишь подчеркивают эту тенденцию. При этом важно обратить внимание на то, что мы не склонны обозначать ее как доминирующую, поскольку наблюдаемые изменения наиболее ярко проявляются у самой молодой когорты в структуре молодежи, период научных наблюдений за которой относительно недолог, и делать однозначные выводы в этом вопросе пока преждевременно. Надо, как говорится, подольше понаблюдать.
17. Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития. М.: Новое издательство, 2011. 464 с.

18. Селезнева А.В., Антонов Д.Е. Ценностные основания гражданского самосознания российской молодежи // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2020. № 58. С. 227–241.
27 Осмысляя происходящие в ментальности российской молодежи процессы, мы приходим к выводу о появлении феномена новой политической этики, который отражает сложное диалектическое взаимодействие морального и политического в сознании и поведении молодежи19. Эксперты подтверждают, что у молодого поколения россиян «ценности новой этики, безусловно, присутствуют, и не только на когнитивном уровне, но и на поведенческом» (56 лет, жен., Краснодар, доктор наук). Не претендуя на обозначение универсального характера этого явления, мы склонны согласиться с мнением о том, что «новая политическая этика молодежи – это тренд, который укажет, куда вообще политическая система России развивается, чего ждать и какие перспективы» (43 года, муж., Челябинск, кандидат наук).
19. Новая политическая этика российской молодежи / Под общей редакцией А.В. Селезневой. М.: Аквилон, 2021. 206 с.
28 Выводы и дискуссия
29 Наше исследование носило поисковый характер. Мы ставили перед собой задачу «нащупать» точки сопряжения и противоречия «традиционного» и «нового» в системе ценностей российской молодежи. И представляется, что нам это в определенной мере удалось. Основной вывод, который мы можем сделать по итогу проделанной работы, заключается в том, что современной российской молодежи присущ противоречивый комплекс политических ценностей, в котором отражаются сложно переплетенные тенденции влияния многовековой политико-культурной традиции и современных глобальных социокультурных процессов. При этом основные особенности этого состояния ценностного сознания молодежи заключаются в следующем. Во-первых, в системе ценностей молодежи не просто присутствуют не свойственные нам исторически ценности, например, личная инициатива, права человека, комфорт, самовыражение. Эти ценности обладают высокой степенью значимости и определяют особенности жизнедеятельности молодежи в государстве и обществе. Во-вторых, даже традиционные ценности, например, свобода и справедливость, наполняются в сознании молодежи новым, отражающим внешнее, преимущественно западное влияние, смыслом.
30 Перспективы развития данной темы связаны с решением, прежде всего, концептуального вопроса – как терминологически обозначать эти разные группы ценностей в сознании молодежи? Для одной из них ученые уже предложили название – базисные российские традиционные ценности, то есть «ценности, выработанные в результате многовекового исторического и духовно-политического развития российского народа в сложившихся природно-климатических, географических, конкретно-исторических, духовно-нравственных и социально-политических условиях»20. Со второй группой – сложнее. В научной литературе часто используется термин «модернистские ценности»21, который с нашей точки зрения не вполне применим для обозначения ценностей, противоположных традиционным по характеру их возникновения. Выявленное нами «новое» в политических ценностях молодежи не является модернизационным, поскольку не отражает поведенческой установки на изменения и совершенствование социальных практик. Экспертный опрос подтвердил сделанный ранее нами вывод о том, что «ключевым субъектом реализации политических ценностей для молодых граждан являются не они сами, а государство»22, на которого возлагаются надежды и ответственность за свою жизнь и благополучие.
20. Перевезенцев С.В., Пучнина О.Е., Страхов А.Б., Шакирова А.А. К вопросу о методологических принципах изучения российских базисных традиционных ценностей // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2021. Т. 27. № 4. С. 113-133.

21. Титаренко Л.Г. Модернизационные ценности студенческой молодежи как ресурс инновационного развития Беларуси // Философия и социальные науки. 2016. № 3. С. 70-74; Рожкова Л.В. Модернизационные ориентации и ценности современной студенческой молодежи. Пенза: Изд-во ПГУ, 2011. 330 с.

22. Селезнева А.В. Политические ценности российской молодежи: социокультурные особенности и идентификационный потенциал // Общество. Коммуникация. Образование. 2020. Т. 11. № 3. С. 20-32.
31 Второй вектор развития рассматриваемой в данной статье темы связан с разработкой методологии исследования двух кластеров политических ценностей в сознании молодежи – традиционного и нового. Наиболее перспективным в этом отношении представляется междисциплинарный синтез концептуальных положений и методологических возможностей исторического, философского, социологического и психологического подходов в предметном поле политической науки. С методической точки зрения релевантным видится применение качественных политико-психологических методов исследования, что позволит не только более детально рассмотреть структурно-содержательные характеристики разных типов политических ценностей молодежи, но и установить характер взаимоотношений между ними.
32 Третье направление развития данной темы определяется потребностью в проведении комплексных исследований политических ценностей молодежи, носящих мониторинговый характер. Поколенческие изменения в структуре российской молодежи определяют смещение фокуса внимания ученых на младшую возрастную когорту – поколение Z, а чуть позже на самую юную – поколение альфа, которые, как мы фиксируем, в силу специфики процесса социализации уже отличаются в ценностном плане от более старших. В дальнейшем, как мы предполагаем, эти различия будут только усиливаться.

References

1. Gosudarstvennaya molodezhnaya politika v Rossii: social'no-psihologicheskie osnovaniya i tekhnologii realizacii // pod obshchej redakciej S.YU. Popovoj. M.: Akvilon, 2019. 448 s.

2. Inglhart R., Vel'cel' K. Modernizaciya, kul'turnye izmeneniya i demokratiya: Posledovatel'nost' chelovecheskogo razvitiya. M.: Novoe izdatel'stvo, 2011. 464 s.

3. Kapustin B.G., Klyamkin I.M. Liberal'nye cennosti v soznanii Rossiyan // Polis. Politicheskie issledovaniya. 1994. №1. S. 68-91.

4. Kasamara V.A., Maksimenkova M.S., Sorokina A.A. Spravedlivost' v predstavleniyah rossijskoj studencheskoj molodezhi // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. № 4. 2020. S. 20-30.

5. Lapin N.I. Modernizaciya bazovyh cennostej rossiyan // Socis. Sociologicheskie issledovaniya. 1996. №5. S. 3-23.

6. Lapkin V.V., Pantin V.I. Cennostnye razmezhevaniya i social'no-politicheskaya differenciaciya v sovremennoj Rossii // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2000. №4. S. 54-63.

7. Matyushin G.G. Spravedlivost' kak problema Rossii XXI veka. M.: RIC MGGU im. M.A. SHolohova, 2012. 214 s.

8. Novaya politicheskaya etika rossijskoj molodezhi / Pod obshchej redakciej A.V. Seleznevoj. M.: Akvilon, 2021. 206 s.

9. Omel'chenko N.V. Svoboda cheloveka kak cennost' // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Filosofiya. 2012. №1. S. 101-111.

10. Perevezencev S.V. «Po ustroeniyu dednyu i otnyu»: k voprosu o znachenii tradicionalizma v russkoj istorii // Tetradi po konservatizmu. 2018. № 1. S. 243-254. DOI: 10.24030/24092517-2018-0-1-243-254

11. Perevezencev S.V., Puchnina O.E., Strahov A.B., SHakirova A.A. K voprosu o metodologicheskih principah izucheniya rossijskih bazisnyh tradicionnyh cennostej // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 18. Sociologiya i politologiya. 2021. T. 27. № 4. S. 113-133. DOI 10.24290/1029-3736-2021-27-4-113-133.

12. Petrovich N., CHabarkapa M.D. Social'no-psihologicheskie cennosti, imeyushchie otnoshenie k social'nomu aktivizmu // Gumanitarnye osnovaniya social'nogo progressa: Rossiya i sovremennost'. 2016. S. 57-64.

13. Pozhidaeva E.O., Telin K.O. Politicheskaya kul'tura kak faktor stabil'nosti politicheskoj sistemy // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 12. Politicheskie nauki. 2016. №3. S. 91-106.

14. Rozhkova L.V. Modernizacionnye orientacii i cennosti sovremennoj studencheskoj molodezhi. Penza: Izd-vo PGU, 2011. 330 s.

15. Selezneva A.V. Politiko-psihologicheskij podhod k issledovaniyu politicheskih cennostej // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2011. № 345. S. 56-60.

16. Selezneva A.V. Konceptual'no-metodologicheskie osnovaniya politiko-psihologicheskogo analiza politicheskih cennostej // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filosofiya. Sociologiya. Politologiya. 2019. № 49. S. 177–192. DOI: 10.17223/1998863H/49/18.

17. Selezneva A.V. Politicheskie cennosti rossijskoj molodezhi: sociokul'turnye osobennosti i identifikacionnyj potencial // Obshchestvo. Kommunikaciya. Obrazovanie. 2020. T. 11. № 3. S. 20–32. DOI: 10.18721/JHSS.11302.

18. Selezneva A.V., Antonov D.E. Cennostnye osnovaniya grazhdanskogo samosoznaniya rossijskoj molodezhi // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filosofiya. Sociologiya. Politologiya. 2020. № 58. S. 227–241. DOI: 10.17223/1998863

19. Sergeev V.M. Istoricheskie istoki russkoj politicheskoj kul'tury // Polis. Politicheskie issledovaniya. 2012. №4. S. 8-22.

20. Titarenko L.G. Modernizacionnye cennosti studencheskoj molodezhi kak resurs innovacionnogo razvitiya Belarusi // Filosofiya i social'nye nauki. 2016. №3. S. 70-74.

21. Tul'chinskij G.L. Perspektivy rossijskoj politicheskoj kul'tury // Social'no-politicheskie nauki. 2014. №4. S. 11-15.

22. Fomicheva T.V. Faktory formirovaniya sociokul'turnyh cennostej sovremennoj rossijskoj molodezhi // Social'naya politika i sociologiya. 2014. T. 2. № 4 (105). S. 131-149.

23. CHuev S.V., Timohovich A.N., Grishaeva S.A. Politicheskie cennosti rossijskoj molodezhi: materialy issledovaniya // Vlast'. 2017. T.25, № 11. S. 54-60.

24. SHestopal E.B., Selezneva A.V. Sociokul'turnye ugrozy i riski v sovremennoj Rossii // Sociologicheskie issledovaniya. 2018. № 10. S. 90–99. DOI: 10.31857/S013216250002161-0

25. SHestopal E.B. Cennostnye harakteristiki rossijskogo politicheskogo processa i strategiya razvitiya strany // Polis. Politicheskie issledovaniya. 2014. №2. S. 61-71.

26. YAnickij M.S., Seryj A.V., Braun O.A., Pelekh YU.V., Maslova O.V., Sokol'skaya M.V., Sanzhaeva R.D., Monsonova A.R., Dagbaeva S.B., Neyaskina YU.YU., Kadyrov R.V., Kapustina T.V. Sistema cennostnyh orientacij "pokoleniya Z": social'nye, kul'turnye i demograficheskie determinanty // Sibirskij psihologicheskij zhurnal. 2019. № 72. S. 46-67. DOI: 10.17223/17267080/72/3

27. Inglehart R. F., Baker W. Modernization, Cultural Change and the Persistence of Traditional Values // American Sociological Review. 2000. Vol. 65. Pp. 15-91.

28. Gudkov L., Zorkaya N., Kochergina E., Pipiya K., Ryseva A. Russia’s ‘Generation Z’: Attitudes and Values // Library of the Friedrich-Ebert-Stiftung. [Elektronnyj resurs]. URL: https://library.fes.de/pdf-files/bueros/moskau/16134.pdf (data obrashcheniya: 1.06.2022).

29. Welzel C., Deutsch F. The Diffusion of Values among Democracies and Autocracies // Global Policy. 2016. Vol. 7. No. 4. Pp. 563–570. DOI: 10.1111/1758-5899.12388

Comments

No posts found

Write a review
Translate