Social self-organization in Russia in the 2nd half of the XIX – the beginning of XX centuries. The problem of aggregating of political interest
Table of contents
Share
QR
Metrics
Social self-organization in Russia in the 2nd half of the XIX – the beginning of XX centuries. The problem of aggregating of political interest
Annotation
PII
S258770110018093-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Valentina Omelaenko 
Occupation: Junior Research Fellow, Department of Philosophy of Russian History
Affiliation: Institute of Philosophy RAS
Address: 12/1 Goncharnaya Str., Moscow 109240, Russian Federation
Edition
Abstract

The article is devoted to the phenomenon of social self-organization in Russian society in the late 19th – early 20th centuries. According to the example of the Moscow Law Society, created in the sixties of the XIX century, the trends of the development of voluntary associations in societies that did not have experience of representation until that time, are revealed. It is noted that the members of the MLS – the first domestic public organization of a legal profile - made a significant contribution to the formation of the liberal movement, the development of legal culture, the formation of the rule of law in Russia in the late 19th – early 20th centuries. It is concluded that the Moscow Law Society and other voluntary public associations, gradually acquiring the features of pro-party organizations, served as a kind of "school of democracy" for Russian society at the turn of the century.

Keywords
self-organization, liberalism, legal and political culture, civil society
Received
24.09.2021
Date of publication
26.12.2021
Number of purchasers
0
Views
143
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 К числу ключевых тем социальных наук относится развитие правовой, политической культуры, самоорганизации общества. В отечественной науке вопросам, связанным со становлением и развитием соответствующих процессов в дореволюционной России, уделялось значительное внимание1. В рамках данных исследований анализировалась, в том числе, деятельность, осуществляемая научными организациями, вклад данных организаций в становление гражданского общества в стране. Социальными историками, изучающими феномен ассоциаций в развитии европейских обществ XIX в., подчеркивается тот факт, что ассоциации (добровольные организации) служили своеобразной «школой демократии». Правила организации и функционирования добровольных обществ: формы приема членов, уставы и выборы в руководящие органы, правила работы, протоколы и прочее – все это давало «первый опыт демократических и гражданских... практик»2. Особенно этот механизм общественной самоорганизации был важен для обществ, не имеющих опыта представительства. Такие школы развития гражданской культуры в Российской империи возникают в конце XVIII в. с появлением первых официальных добровольных обществ и клубов.
1. Малинова О.Ю. Общество, публика, общественность в России середины XIX — начала ХХ века: Отражение в понятиях практик публичной коммуникации и общественной самодеятельности // «Понятия о России»: К исторической семантике имперского периода. Т. I. М.: Новое литературное обозрение, 2012. С. 428–463.

2. Хоффманн Ш.-Л. Социальное общение и демократия. Ассоциации и гражданское общество в транснациональной перспективе, 1750–1914 / Пер. с нем. Ю.В. Коряков, Д.А. Сдвижков. М.: Новое литературное обозрение, 2017. С. 21.
2

Одним из примеров формы публичных собраний была деятельность добровольных обществ. В первой половине XIX века эта форма самоорганизации общества только начала развиваться. Всего до 1860-х гг. в Российской империи действовало около 100 общественных организаций. Добровольные ассоциации организовывались на основе различных целей: благотворительность, распространение просвещения, развитие науки. Научные общества создавались как при университетах, так и автономно, при этом имея тесную связь с профильными высшими учебными заведениями. В первой половине XIX века тенденция к созданию научных сообществ только формировалась, временем расцвета научных обществ будет вторая половина столетия. Одним из первых научных сообществ, созданных в Российской империи, было Императорское Вольное экономическое общество (ВЭО, основано в 1765 г.)3. В первой половине XIX в. были также созданы Русское географическое общество (РГО, основано в 1845 г.) и Археолого-нумизматическое общество (основано в 1846 г.). Деятельность этих обществ представляет интерес и для политической истории4, так как с ними активно сотрудничали государственные деятели.

3. Подробнее об истории общества см.: Ходнев А.И. История Императорского Вольного экономического общества с 1765 до 1865 года. СПб.: Тип. Товарищества «Общественная польза», 1865; Бредли Дж. Общественные организации в царской России: наука, патриотизм и гражданское общество: Пер. с англ. М.: Новый хронограф, 2012. С. 133–148.

4. Подробнее о данных аспектах работы ВЭО и РГО см.: Брэдли Дж. Указ. соч.; Туманова А.С. Гражданское общество в условиях повышения общественной активности в исторической ретроспективе: случай Вольного экономического общества // XV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: В 4-х кн. / Отв. ред. Е.Г. Ясин. Кн. 2. М.: Изд. дом НИУ ВШЭ, 2015. С. 415–423.
3 Исследователи полагают, что периодом пика активности указанных сообществ являлась вторая половина XIX – начало ХХ вв. Московское юридическое общество являлось одной из подобных организаций. Профессора Московского университета задумали организовать первое юридическое общество в стране в шестидесятых годах XIX века. Создание общества при Московскому университете состоялось в условиях подготовки судебной реформы. Инициаторами создания являлись проф. В.И. Лешков и декан юридического факультета С.И. Баршев. Впервые МОЮ заседало в 1863 г. 17 февраля 1865 г. Министерство народного просвещения утвердило устав ассоциации, и данная дата рассматривается в качестве момента начала его существования. Существует ряд исследований, рассказывающих о многообразной деятельности Московского юридического общества5. Данная статья посвящена аспектам деятельности МЮО, связанным с вкладом участников ассоциации в становление либерального движения, развитием правовой культуры, формированием правового государства, социально-политическими вопросами. Видится необходимым также представить характеристику политических, правовых условий, в которых во второй половине девятнадцатого века функционировали российские общественные организации.
5. Аронов Д.В. Первый спикер. Опыт научной биографии Сергея Андреевича Муромцева. М.: Издательская группа "Юрист", 2006. 280 с.
4 Фундамент самоорганизации российского общества был заложен нововведениями в законодательной сфере в последней трети восемнадцатого века. Далее на протяжении первой половины девятнадцатого века наибольшее распространение получила социальная коммуникация в виде кружков, салонов. После середины века существенно возросло число просветительских, научных и иных общественных организаций. В числе факторов, повлиявших на данный процесс, следует выделить упрощение нормативно предусмотренного порядка создания общественных организаций, и реформы шестидесятых годов. Ранее утверждение уставов обществ производилось императором. Впоследствии уставы общественных организаций утверждались МВД и иными министерствами6. Нормативно-правового акта, регулирующего функционирование общественных организаций, не было до 1906 г., когда были утверждены Временные правила, регулирующие статус обществ и союзов7. На протяжении второй половины девятнадцатого и в начале двадцатого века отмечается рост интенсивности деятельности ранее созданных и появление новых организаций научного профиля. Число действовавших в России к 1905 г. составляло, как отмечают исследователи, порядка ста восьмидесяти 8. Данные организации содействовали развитию науки, а также развитию относящихся к гражданскому обществу институтов. Обучение гражданской деятельности, формирование запроса на преобразования в политической сфере было связано и с особенностями деятельности данных обществ, и с взаимодействием в самих обществах и обществ с властными структурами. Гражданская активность в условиях самодержавия, существовавшая в различных формах, существенным образом содействовала трансформации подданных в граждан9. В то же время указанный процесс и рост напряженности в обществе способствовали политизации социальной среды.
6. Самоорганизация российской общественности в последней трети XVIII — начале ХХ в. / Отв. ред. А.С. Туманова. М.: РОССПЭН, 2011. С. 193-217.

7. Там же.

8. Там же С. 247.

9. Брэдли Дж. Гражданское общество и формы добровольных ассоциаций: опыт России в европейском контексте // Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи. Вторая половина XIX – начало ХХ века / Отв. ред. Б. Пиетров-Эннкер, Г.Н. Ульянова. М.: РОССПЭН, 2007. С. 99.
5 Результатом являлось противостояние с императорской властью, а также с набирающим силу чиновничеством. Особенностью формирующегося российского гражданского общества являлось то, что в формировании у населения навыков политической борьбы, ограничении власти, создании автономных властных центров гражданское общество конкурировало с самодержавной властью и бюрократическим аппаратом10. Развитие во второй половине XIX века публичной коммуникации следует рассматривать в качестве отражения процессов, которые происходили в обществе, и являлись весьма сложными. Правительство содействовало становлению самоорганизации. В то же время оно стремилась к всеохватному контролю всех проявлений активности населения посредством создания контрольных органов и жесткой нормативной регламентации. Соответствующие процессы отражены в мемуарных работах деятелей указанного периода. Так, князь Мещерский, а также П.А. Валуев11, государственный деятель периода реформ отмечали, что отношения власти с обществом характеризовались отсутствием последовательности, и что внутренняя политика являлась нестабильной. Так, было отмечено, что власть не придерживалась одного курса во взаимодействия с обществом, и курс постоянно менялся. Власть учитывала роль общественного мнения, но отношение к нему было неоднозначным12. Отсутствие непротиворечивой политики отмечено в ряде исследований, в которых затрагивались вопросы взаимодействия в политической системе имперского периода между обществом и властью13, а также анализировалось общественное мнение данного периода14.
10. Брэдли Дж. Общественные организации и развитие гражданского общества в дореволюционной России // Общественные науки и современность. 1994. № 5 С. 86-87.

11. Валуев П.А. Дневник. 1877-1884 / граф П. А. Валуев; ред. и примеч. В. Я. Яковлева-Богучарского и П. Е. Щеголева. Петроград: Былое, 1919. 311 с.

12. Мещерский В.П. Письма к великому князю Александру Александровичу, 1863-1868 / Сост., публ., вступ. ст. и коммент. Н.В. Черниковой. М.: Новое литературное обозрение, 2011. с. 469.

13. Соловьев К.А. Политическая система Российской империи в 1881-1905 гг.: проблема законотворчества / К.А. Соловьев. М.: Политическая энциклопедия, 2018. 351 с.

14. Гросул В.Я. Общественное мнение в России XIX в. М.: АИРО-XXI, 2013. 560 с.; Розенталь И.С. «И вот общественное мненье!» Клубы в истории российской общественности. Конец XVIII — начало ХХ вв. М.: Новый хронограф, 2007. 400 с.
6 В качестве значимой характеристики внутриполитической ситуации исследователи отмечали отсутствие доверия между императором, обществом, бюрократией15. В шестидесятых годах XIX века были приняты указы, которые смягчали цензурные ограничения, упрощали создание общественных организаций. В следующие десятилетия надзор в отношении собраний, обществ был усилен16. Подобная неоднозначная политика властей оказывала влияние и на деятельностью МЮО.
15. Соловьев К.А. Политическая система Российской империи в 1881-1905 гг.: проблема законотворчества / К.А. Соловьев. М.: Политическая энциклопедия, 2018. 351 с. 343.

16. Туманова А.С. Общественные организации в России. Правовое положение. 1860–1930-е гг. М.: Проспект, 2019. 480 с.
7 Ранее было отмечено, что впервые МЮО провело заседание в 1863 г. Создатели общества полагали необходимым интегрировать юридические силы, существовавшие в стране, обеспечить взаимодействие между отдельными направлениями юридической мысли. Общество, по мнению создателей, должно было выступать в качестве центра указанных сил17. В мемуарах правоведа Г.Б. Слиозберга18, характеризовавшего отличия МЮО и Санкт-Петербургского юридического общества, отмечалось, что МЮО оказывало меньшее влияние на власть, но характеризовалось существенно более выраженным общественным значением. Применительно к МЮО следует выделить направления данного влияния и формирование общественного значения.
17. Муромцев С.А. Статьи и речи. Вып. 2. М. : тип. О-ва р[аспростр]. п[олезн]. кн. Преемник В.И. Воронов, 1910. [3]. C. 62.

18. Слиозберг Г.Б. Дела давно минувших дней. Т. 1. Париж, 1933. 304 с.
8 МЮО представляло собой первую общественную организацию юридического профиля. В числе ведущих целей МЮО выступало развитие юриспруденции, содействие созданию обществ подобного профиля по всей России. Государство на начальном этапе исходило из того, что профессиональные, научные сообщества будут содействовать осуществлению судебной реформы, совершенствованию законодательства, развитию права.
9 В 1865 г. в рамках проводившихся МЮО заседаний обсуждалась необходимость создать периодическое издание общества. Данное издание должно было являться просветительским, информировать население по юридическим вопросам. Предусматривалось также доводить до читателей информацию о деятельности МЮО, и с этой целью публиковать протоколы проводившихся Обществом заседаний. На протяжении 1866-1867 гг. МЮО публиковала «Юридическую газету». Далее до 1892 г. МОЮ публиковало «Юридический вестник». В 1892 г. журнал стал объектом цензуры, и в этой связи его издание было прекращено. Выпуск журнала осуществлялся с перерывами в 1868, 1870, 1871 гг. Анализ сведений, представленных в19, позволяет выявить, что география распространения журнала не ограничивалась Москвой, у него имелись читатели во многих губерниях. К примеру, число экземпляров, которые были разосланы по платной подписке в 1884 г., составляло восемьсот восемьдесят пять. Следует учитывать, что помимо указанных экземпляров, часть экземпляров журнала рассылалась и на бесплатной основе.
19. Материалы журнальной статистики // Юридический вестник: издание Московского юридического общества. 1884. № 12. С. 718-725.
10 В шестидесятых – начале семидесятых годов XIX века МЮО преимущественно занималось решением относящихся к юридической науке значимых вопросов. В дальнейшем наблюдалось снижение активности деятельности Общества, поскольку в условиях реформирования судебной системы возникли иные органы, обсуждавшие изменения в юридической сфере. В этой связи для привлечения внимания юридической общественности следовало определить новые цели. В 1872 г. одним из создателей общества С.И. Баршевым была отмечена необходимость организовать съезд юристов. Правительство поддержало данную идею, и в 1875 г. подобный съезд был проведен в Москве. Организация данного съезда содействовала росту значимости МЮО в обществе. С момента проведения съезда общества, сходные с МЮО, стали создаваться и при иных университетах и в других городах.
11 На протяжении 1879-1880 гг. в МОЮ стали рассматриваться доклады, в которых содержались указания на потребность внесения изменений в законодательство. В 1879 г. было сформулировано предложение о создании комиссии, которая должна рассматривать вопросы, связанные с изменением уголовного и гражданского законодательства. Данное предложение было реализовано. Комиссия не только разрабатывала соответствующие предложения, но и рассматривала вопросы, связанные с философией и теорией права, взаимоотношениями между государством и правом20.
20. Тульская С.А. Московское Юридическое Общество (1865-1899 гг.). Из истории развития права и правовой науки в России второй половины XIX века. М.: Прометей. МПГУ, 2011. C. 18.
12 Наряду с развитием юридической науки значимой составляющей деятельности МЮО являлась интеграция юридического сообщества, взаимодействие с земствами, университетами.
13 В восьмидесятых годах Обществом руководил С.А. Муромцев, известный исследователь-правовед, автор ряда фундаментальных работ по гражданскому и римскому праву. В этот период деятельность МЮО приобрела политическую направленность, что было обусловлено изменениями внутриполитического курса властей. В публикации, обобщающей двадцатипятилетний опыт деятельности МЮО21, его руководитель указывал на отсутствие возможности развивать ту или иную сферу деятельности, не учитывая прочие. Подобное мнение отражало невозможность развивать общественную самоорганизацию, организовывать земское управление, расширять гражданские права без решения политических вопросов.
21. Муромцев С.А. Статьи и речи. Вып. 2. М. : тип. О-ва р[аспростр]. п[олезн]. кн. Преемник В.И. Воронов, 1910. [3]. C. 8-61.
14 Соответствующее положение подтверждают и публикации в «Юридическом вестнике», посвященные оценке общественной ситуации, в которых делались выводы о необходимости внесения изменений в законодательство.
15 МЮО исходило из необходимости решать задачи, не ограничивающиеся лишь наукой. Общество всегда ориентировалось на то, чтобы развивать в стране правовую культуру, формировать гражданское общество. Значимость деятельности Общества для социальной и политической жизни отмечается практически во всех воспоминаниях юристов и общественных деятелей соответствующего периода. Возглавлявший Общество С.А. Муромцев полагал, что правоведу следует содействовать развитию правосознания, и основу подобного содействия должны составлять научный анализ законодательства и правовых обычаев22, и распространение правовых знаний, правовых идей.
22. Ковалевский М.М. Отрывки из воспоминаний // Московский университет. 1755-1930. Юбилейный сборник. Репринтное издание / Под. ред. И.И. Тучкова, А.Ю. Шутова; Предисловие В.А. Садовничева. М.: Издательство Московского университета, 2017. С. 277.
16 В восьмидесятых годах состоялось изменение формата «Юридического вестника». Анализ публикаций данного периода свидетельствует о его трансформации в издание общественно-политического характера. Размещаемые в журнале публикации вызвали критику со стороны властей, т.к. в них отстаивалась необходимость сохранения ценностей реформ шестидесятых годов, в виде гласности судопроизводства, значимости местного самоуправления, суда присяжных, свободы слова и др.
17 Создание в МОЮ Статистического отделения состоялось в 1882 г. По замечанию Н.А. Каблукова, Статистическое отделение руководствовалось задачами, которые вполне соотносились с задачами МЮО по подготовке общественных сил к участию в жизни страны, по развитию правосознания23.
23. Отчеты III Отделения 1827–1869 / Сост. М.В. Сидорова, Е.И. Щербакова. М.: Российский фонд культуры, 2006. C. 121.
18 Отделение возглавил А.И. Чупров, активно осуществлявший общественную деятельность в области местного самоуправления, связанную с организацией земской статистики. С момента, когда МЮО возглавил С.А. Муромцев, политизация Общества усилилась. Научно-политический характер деятельности общества был определен вполне отчетливо24 .
24. Там же С. 122.
19 В качестве примера уместно привести адресованную М.Т. Лорис-Меликову, министру внутренних дел, Записку о политической ситуации в России в 1880 г.25. Публикация данной Записки в силу цензуры не состоялась. Однако это не помешало ее широкому распространению.
25. В первые дни министерства гр. М.Т. Лорис-Меликова: Записка о политическом состоянии России весной 1880 года / [С.А. Муромцев и др.]. Berlin : B. Behr (E. Bock), 1881. 45 с.
20 Осуществляемая Обществом деятельность являлась примером продуктивной общественной работы. Безосновательные и противозаконные претензии, выдвигаемые в отношении деятельности Общества, демонстрировали отсутствие последовательности власти. Руководители общества всегда предоставляли корректные, не переходящие правовые рамки ответы на выдвигаемые властями обвинения, исходили из необходимости поддерживать конструктивный диалог.
21 В 1899 г. состоялось событие, выступившее в качестве формального повода к закрытию МЮО. С.А. Муромцев на праздновании столетней годовщины со дня рождения А.С. Пушкина произнес речь, которую власти оценили в качестве агитации против правительства. В исследованиях26 представлен детальный анализ обстоятельств закрытия Общества. Необходимо обратить внимание, что отношение властей в целом и Министерства просвещения в частности к Обществу было непоследовательным. Они не обладали четким представлением как о значимости, так и о содержании осуществляемой МЮО деятельности. Непоследовательными являлись и принимаемые в отношении Общества меры27. Закрытие МЮО оценивалось современниками в качестве свидетельства высокой социальной значимости его деятельности28.
26. Аронов Д.В., Коновалова М.А. Юридическое общество московского университета: 1889-1892-1899 гг.-от предупреждения к закрытию // Современное общество и право. 2015. № 3 (20). С. 3-13.; С.А. Муромцев в Московском юридическом обществе // Российский юридический журнал. 2013. № 3. С. 172-178.

27. Каблуков Н.А. В Московском Юридическом Обществе // Сергей Андреевич Муромцев : Сб. ст. М.: Изд. М. и С. Сабашниковых, 1911. С. 139.

28. Там же С. 139.
22 Еще в 1868 г. князем В.П. Мещерским, видным отечественным политическим деятелем и журналистом отмечалась слабость в государстве правительственных сил и значимость сил общественных. Мещерский в силу служебной необходимости посещал разные регионы страны, и имел возможность знакомиться с тем, как на практике осуществлялись реформы в различных губерниях. Он отмечал роль земств и журналистов в борьбе с администрацией, указывал на неизбежность их победы в данной борьбе29. МЮО выступило в качестве примера организации, которая распространила свои идеи на множество регионов. В значительной мере это было обусловлено издательской деятельностью Общества, публикацией «Юридического вестника», а также участием членов Общества в функционировании земств. По мере того, как в стране развивалось образование, активизировалось общественное движение, в т.ч. либеральное, возрастала значимость общественного мнения.
29. Мещерский В.П. Письма к великому князю Александру Александровичу, 1863-1868 / Сост., публ., вступ. ст. и коммент. Н.В. Черниковой. М.: Новое литературное обозрение, 2011. C. 469.
23 Объектом основного внимания в исследованиях, посвященных развитию российского либерального движения, в большинстве случаев являются университетская самоорганизация, деятельность и концепции основных представителей либерального движения, развитие земств, работа политических партий. При этом в оформление либерального направления в организационном и институциональном отношении внесли вклад и научные организации, в т.ч. МЮО. В посвященных развитию научных обществ девятнадцатого века исследованиях указывается, что организации, существованию которых государство не препятствовало, выступали в качестве переднего края формирующегося гражданского общества. Отмечено, что анализ российских ассоциаций способствует изучению социальной основы реформаторских, либеральных движений, взаимодействия государства и гражданского общества, и дальнейшего политического противостояния30.
30. Брэдли Дж. Гражданское общество и формы добровольных ассоциаций: опыт России в европейском контексте // Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи. Вторая половина XIX – начало ХХ века / Отв. ред. Б. Пиетров-Эннкер, Г.Н. Ульянова. М.: РОССПЭН, 2007. С. 99.
24 Практическая деятельность, использовавшаяся форма организации работы формировали культуру гражданского участия, выражения потребности в проведении реформ, распространения соответствующих идей в обществе (посредством публикации информации в периодической печати, подачи записок государственным деятелям).
25 Период начала восьмидесятых годов девятнадцатого века выступал в качестве примера подобной работы в МОЮ. В этот период началось обсуждение необходимости дальнейших реформ. По замечанию исследований, Общество и «Юридический вестник» выступали в качестве центра притяжения либерально настроенной интеллигенции, обсуждения связанных с реформированием государственного устройства проектов. Возможность открытого обсуждения проектов конституционной реформы в этот период отсутствовала. При этом определению ключевых положений либеральной программы способствовали политические дискуссии, проводившиеся в неформальной обстановке в МОЮ31.
31. Медушевский А.Н. Сергей Андреевич Муромцев // Муромцев С.А. Избранные труды / С.А. Муромцев; [сост., автор встпуп. ст. и коммент. А.Н. Медушевский]. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. С. 5-62. C. 17.
26 В данном отношении следует вновь упомянуть поданную С.М. Муромцевым и иными подписантами министру внутренних дел Записку32, содержавшую программу либеральных реформ.
32. В первые дни министерства гр. М.Т. Лорис-Меликова: Записка о политическом состоянии России весной 1880 года / [С.А. Муромцев и др.]. Berlin : B. Behr (E. Bock), 1881. 45 с.
27 Активизация проводившегося в рамках либерального движения обсуждения необходимого политического устройства, сближение интеллигенции и земцев, а также координация, самоорганизация, мобилизация указанного движения были обусловлены несостоявшимся продолжением реформ и дальнейшими контрреформами33.
33. Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм : российский конституционализм в сравнительной перспективе. М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. 656 с.
28 До конца XIX века дискуссии по поводу необходимости полного преобразования политического устройства в основном являлись теоретическими. Однако в дальнейшем соответствующие вопросы приобрели принципиальный характер. Либеральное движение консолидировалось вследствие актуализации потребности в изменениях. Началось формирование общественных организаций, усилилась деятельность самоуправления - городского и земского. Представители общественности, настроенные либерально, утратили веру в то, что правительство способно продолжить реформы, и вынуждены были самостоятельно формировать общественную повестку34.
34. Шелохаев В.В., Соловьев К.А. Общественное движение в россии (методологические и историографические проблемы) // Россия XXI. 2018. № 4. С. 156.
29 Вышеуказанные тенденции отражались в изменениях в деятельности МОЮ. Общество с восьмидесятых годов (в значительной мере в связи с деятельностью возглавлявшего Общество С.А. Муромцева) приобрело характер центра либерального движения.
30 Выражением подобных изменений явилась в том числе работа в Московском университете. Власти с 1884 г. усилили ограничения в отношении университетов, что вызвало негативную реакцию со стороны студенчества и придерживавшихся либеральных взглядов преподавателей. Часть профессоров, в том числе члены МОЮ в составе Гамбарова, Муромцева, Гольцева, Ковалевского, были вынуждены отказаться от преподавания35. Как отмечали участники событий36, университеты все более приобретали характер среды, благоприятной для оппозиционной активности, в силу принимаемых властями ограничительных мер и в связи с тем, что власть не желала воспринимать инициативы, предлагаемые университетскими организациями (кружками и др.).
35. Цыганков Д.А. Профессор В.И. Герье и его ученики. М.: РОССПЭН, 2010. C. 52; Тульская С.А. Московское Юридическое Общество (1865-1899 гг.). Из истории развития права и правовой науки в России второй половины XIX века. М.: Прометей. МПГУ, 2011. 144. С. 70-71.

36. Ковалевский М.М. Отрывки из воспоминаний // Московский университет. 1755-1930. Юбилейный сборник. Репринтное издание / Под. ред. И.И. Тучкова, А.Ю. Шутова; Предисловие В.А. Садовничева. М.: Издательство Московского университета, 2017. С 275-293.; Маклаков В.А. Из воспоминаний. Уроки жизни. М.: Московская школа политических исследований, 2011. 384 с.; Цыганков Д.А. Профессор В.И. Герье и его ученики. М.: РОССПЭН, 2010. 503 с.
31 Либерально настроенные университетские преподаватели разделились на тех, кто готов к решительной борьбе, и более умеренных. В письме, направленном Н.С. Абазе, возглавлявшему главное управление по делам печати, С.А. Муромцев обращает внимание, что интеллигенция приобрела характер сплоченной политической силы; вследствие реализуемой властями политики в данную силу влились и те, кто ранее не был политизирован37.
37. Муромцев С.А. Статьи и речи. Вып. 5. В области политики и публицистики (1880-1910) / Сергей Муромцев.-Изд. посмертное. – М. : тип. О-ва распр. пол. кн. преемн. В.И. Воронов, 1910.-[4]. C. 40.
32 На посвященном юбилею МОЮ заседании, проведенном в 1888 г., С.А. Муромцев отметил, что правительство более не способно сделать что-либо позитивное для политической жизни. В этой связи следует содействовать участию в государственной жизни общественных сил38. Однако для этого необходимо проводить соответствующую подготовку. Необходимо, чтобы представители общественности активнее вносили конкретные предложения. Муромцев указывает на земские собрания, в которых все чаще обсуждаются вопросы, имеющие общегосударственный характер, звучат предложения, которые выходят за пределы узкой компетенции земств39. Участники общественных движений, исследователи соответствующих процессов отмечали необходимость повышения активности земского движения40.
38. Муромцев С.А. Статьи и речи. Вып. 2. М. : тип. О-ва р[аспростр]. п[олезн]. кн. Преемник В.И. Воронов, 1910. [3], C. 24.

39. Там же. С. 25.

40. Белоконский, И.П. От деревни до парламента : Роль земства в будущем строе России / И. Белоконский. Берлин: И.П. Ладыжников, [не ранее 1905]. 54 с.; Маклаков В.А. Из воспоминаний. Уроки жизни. М.: Московская школа политических исследований, 2011. 384 с.; Юбилейный земский сборник. [1864-1914] / под ред. Б. Б. Веселовского и З. Г. Френкеля. СПб., 1914. 467 с.
33 Связанная с развитием либерального движения, деятельность МОЮ является значимой и с точки зрения координации проектов общественного и научного характера с иными организациями просветительской и научной направленности. Наглядным выражением данной значимости являлась работа Статистического отделения МОЮ по организации земской статистики. Данная работа объединила участвующую в земском либеральном движении интеллигенцию. При работе в земствах также решались местные проблемы. В этой связи обеспечивалась возможность формирования основы для последующего общественного развития41 . Работа с земскими организациями и в земствах обеспечивала возможность выявлять недостатки отдельных разделов законодательства, собирать информацию, свидетельствующую о прочетах в нормативном регулировании, в организации земств.
41. Шаховской Д.И. Политические течения в русском земстве // Юбилейный земский сборник. [1864-1914] / под ред. Б. Б. Веселовского и З. Г. Френкеля. СПб., 1914. С. 443.
34 Таким образом, разносторонняя активность участников МЮО способствовала формированию опыта совместной деятельности различных социальных сил. Активность участников Общества являлась высокой и после того, как МЮО и комитет грамотности Вольного экономического общества были закрыты. Более того, участники МЮО демонстрировали еще большую активность с точки зрения участия в съездах представителей земств. Для развития либерального движения, деятельности общественно-политического характера накопленный опыт координации также являлся весьма значимым.
35 Деятельность МЮО представляет интерес как для юристов и историков, так и для исследователей в сфере политической и социальной философии, истории политической мысли. Социально-политическое значение Общества, его влияние на формирование гражданского общества, развитие правовых отношений отмечается практически всеми юристами, общественными деятелями того времени. Применительно к развитию правовой культуры следует отметить, что на протяжении периода, когда МЮО возглавлял С.А. Муромцев, Общество не только готовило различные инициативы в законодательной сфере, но и проводило их обсуждение. Являвшееся исходно действовавшим при Московском университете кружком, ориентированным на то, чтобы обсуждать связанные с судебной реформой вопросы, Общество эволюционировало в организацию с выраженным общественным значением, осуществлявшую деятельность, согласно оценкам власти и общественности, характерную для политической ассоциации.
36 Анализируя воздействие общества на эволюцию российской либеральной мысли, следует обратить внимание, что в течение девятнадцатого века либеральное движение ориентировалось на проведение государством последовательных реформ. Посредством формирования правовой основы власти способствовали приданию правомерного характера активности населения. В то же время все формы самоорганизации находились под строгим контролем. Власти руководствовались при этом стремлением противодействовать политизации общественных о объединений, исключить создание объединений, являющихся избыточно масштабными. Деятельность общественных организаций должна была соответствовать уставным целям. МВД тщательно следило за тем, чтобы в рамках общественных организаций не обсуждались политические вопросы42 .
42. Отчеты III Отделения 1827–1869 / Сост. М.В. Сидорова, Е.И. Щербакова. М.: Российский фонд культуры, 2006. 710 с.
37 Если в шестидесятых годах либеральное движение исходило из того, что власти будут осуществлять модернизацию, проводить изменения то в период контрреформ, ужесточения внутренней политики в восьмидесятых – девяностых годах возникла потребность формирования собственной программы. Показательным в этой связи является вклад МЮО в развитие либерального движения. Интенсивным было взаимодействие МЮО с иными научными обществами России и иностранных государств. Общество осуществляло в активную работу в Московском университете. С практической точки зрения особую роль играла деятельность, по курированию статистики земских организаций.
38 Изучение представленных в журнале МЮО «Юридический вестник» позволяет отметить, что спектр обсуждавшихся вопросов охватывал не только юридические темы, но и темы, связанные с философией права, а также темы политического характера, являвшиеся опасными, по мнению цензуры. Как отмечали исследователи, для развития отечественной культуры существенным являлось значение восприятия концепции правового государства, гражданского общества. Данные концепции, воспринятые из философии права Германии, стали выступать в качестве фундамента либерального реформирования политической сферы во второй половине XIX века43 .
43. Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм : российский конституционализм в сравнительной перспективе. М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. С. 326.
39 Первые объединения протопартийного типа в России, а в дальнейшем и партии появились на основе взаимодействия интеллигенции с земским движением. В этой связи следует отметить значительное влияние на интеграцию земского движения и интеллигенции, двух ведущих социальных сил конца XIX века, оказанное участием членов МОЮ в земствах и деятельностью Статистического отделения Общества.

References

1. Aronov D.V. Pervyj spiker. Opyt nauchnoj biografii Sergeya Andreevicha Muromceva. M.: Izdatel'skaya gruppa "YUrist", 2006. 280 s.

2. Aronov D.V., Konovalova M.A. YUridicheskoe obshchestvo moskovskogo universiteta: 1889-1892-1899 gg.-ot preduprezhdeniya k zakrytiyu // Sovremennoe obshchestvo i pravo. 2015. № 3 (20). S. 3-13.

3. Belokonskij, I.P. Ot derevni do parlamenta : Rol' zemstva v budushchem stroe Rossii / I. Belokonskij. Berlin: I.P. Ladyzhnikov, [ne ranee 1905]. 54 s.

4. Bredli Dzh. Grazhdanskoe obshchestvo i formy dobrovol'nyh associacij: opyt Rossii v evropejskom kontekste // Grazhdanskaya identichnost' i sfera grazhdanskoj deyatel'nosti v Rossijskoj imperii. Vtoraya polovina XIX – nachalo HKH veka / Otv. red. B. Pietrov-Ennker, G.N. Ul'yanova. M.: ROSSPEN, 2007. S. 63-99.

5. Bredli Dzh. Obshchestvennye organizacii v carskoj Rossii: nauka, patriotizm i grazhdanskoe obshchestvo: Per. s angl. M.: Novyj hronograf, 2012. 448 s.

6. Bredli Dzh. Obshchestvennye organizacii i razvitie grazhdanskogo obshchestva v dorevolyucionnoj Rossii // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 1994. № 5 S. 77-89.

7. V pervye dni ministerstva gr. M.T. Loris-Melikova: Zapiska o politicheskom sostoyanii Rossii vesnoj 1880 goda / [S.A. Muromcev i dr.]. Berlin : B. Behr (E. Bock), 1881. 45 s.

8. Valuev P.A. Dnevnik. 1877-1884 / graf P. A. Valuev; red. i primech. V. YA. YAkovleva-Bogucharskogo i P. E. SHCHegoleva. Petrograd: Byloe, 1919. 311 s.

9. Glinnikova S.V. S.A. Muromcev v Moskovskom yuridicheskom obshchestve // Rossijskij yuridicheskij zhurnal. 2013. № 3. S. 172-178.

10. Grosul V.YA. Obshchestvennoe mnenie v Rossii XIX v. M.: AIRO-XXI, 2013. 560 s. 11. Kablukov N.A. V Moskovskom YUridicheskom Obshchestve // Sergej Andreevich Muromcev : Sb. st. M.: Izd. M. i S. Sabashnikovyh, 1911. S. 116-140.

11. Kovalevskij M.M. Otryvki iz vospominanij // Moskovskij universitet. 1755-1930. YUbilejnyj sbornik. Reprintnoe izdanie / Pod. red. I.I. Tuchkova, A.YU. SHutova; Predislovie V.A. Sadovnicheva. M.: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 2017. S 275-293.

12. Maklakov V.A. Iz vospominanij. Uroki zhizni. M.: Moskovskaya shkola politicheskih issledovanij, 2011. 384 s.

13. Malinova O.YU. Obshchestvo, publika, obshchestvennost' v Rossii serediny XIX — nachala HKH veka: Otrazhenie v ponyatiyah praktik publichnoj kommunikacii i obshchestvennoj samodeyatel'nosti // «Ponyatiya o Rossii»: K istoricheskoj semantike imperskogo perioda. T. I. M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2012. S. 428–463.

14. Materialy zhurnal'noj statistiki // YUridicheskij vestnik: izdanie Moskovskogo yuridicheskogo obshchestva. 1884. № 12. S. 718-725.

15. Medushevskij A.N. Demokratiya i avtoritarizm: rossijskij konstitucionalizm v sravnitel'noj perspektive. M.-Berlin: Direkt-Media, 2015. 656 s.

16. Medushevskij A.N. Sergej Andreevich Muromcev // Muromcev S.A. Izbrannye trudy / S.A. Muromcev; [sost., avtor vstpup. st. i komment. A.N. Medushevskij]. M.: Rossijskaya politicheskaya enciklopediya (ROSSPEN), 2010. S. 5-62.

17. Meshcherskij V.P. Pis'ma k velikomu knyazyu Aleksandru Aleksandrovichu, 1863-1868 / Sost., publ., vstup. st. i komment. N.V. CHernikovoj. M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2011. 736 s.

18. Mironov B.N. Razvitie grazhdanskogo obshchestva v Rossii v XIX — nachale XX veka // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 2009. № 1. S. 110–126.

19. Muromcev S.A. Stat'i i rechi. Vyp. 2. M.: tip. O-va r[asprostr]. p[olezn]. kn. Preemnik V.I. Voronov, 1910. [3], 96 s.

20. Muromcev S.A. Stat'i i rechi. Vyp. 3. Iz obshchestvennoj hroniki (1880-1886) / Sergej Muromcev. – M.: tip. O-va r[asprostraneniya] p[oleznyh] knig preemn. V.I. Voronov, 1910.-[4], 128 s.

21. Muromcev S.A. Stat'i i rechi. Vyp. 5. V oblasti politiki i publicistiki (1880-1910) / Sergej Muromcev.-Izd. posmertnoe. – M.: tip. O-va raspr. pol. kn. preemn. V.I. Voronov, 1910.-[4], 142 s.

22. Otchety III Otdeleniya 1827–1869 / Sost. M.V. Sidorova, E.I. SHCHerbakova. M.: Rossijskij fond kul'tury, 2006. 710 s.

23. Rozental' I.S. «I vot obshchestvennoe mnen'e!» Kluby v istorii rossijskoj obshchestvennosti. Konec XVIII — nachalo HKH vv. M.: Novyj hronograf, 2007. 400 s.

24. Samoorganizaciya rossijskoj obshchestvennosti v poslednej treti XVIII — nachale HKH v. / Otv. red. A.S. Tumanova. M.: ROSSPEN, 2011. 887 s.

25. Sliozberg G.B. Dela davno minuvshih dnej. T. 1. Parizh, 1933. 304 s.

26. Solov'ev K.A. Politicheskaya sistema Rossijskoj imperii v 1881-1905 gg.: problema zakonotvorchestva / K.A. Solov'ev. M.: Politicheskaya enciklopediya, 2018. 351 s.

27. Tul'skaya S.A. Moskovskoe YUridicheskoe Obshchestvo (1865-1899 gg.). Iz istorii razvitiya prava i pravovoj nauki v Rossii vtoroj poloviny XIX veka. M.: Prometej. MPGU, 2011. 144 s.

28. Tumanova A.S. Obshchestvennye organizacii v Rossii. Pravovoe polozhenie. 1860–1930-e gg. M.: Prospekt, 2019. 480 s.

29. Hefner L. Civil Society, Bürgertum i «mestnoe obshchestvo»: v poiskah analiticheskih kategorij izucheniya obshchestvennoj i social'noj modernizacii v pozdneimperskoj Rossii // Ab Imperio. 2002. № 3. S. 161–208.

30. Cygankov D.A. Professor V.I. Ger'e i ego ucheniki. M.: ROSSPEN, 2010. 503 s.

31. SHahovskoj D.I. Politicheskie techeniya v russkom zemstve // YUbilejnyj zemskij sbornik. [1864-1914] / pod red. B. B. Veselovskogo i Z. G. Frenkelya. SPb., 1914. S. 437-467.

32. SHelohaev V.V., Solov'ev K.A. Obshchestvennoe dvizhenie v Rossii (metodologicheskie i istoriograficheskie problemy) // Rossiya XXI. 2018. № 4. S. 144-167. 34. YUbilejnyj zemskij sbornik. [1864-1914] / pod red. B. B. Veselovskogo i Z. G. Frenkelya. SPb., 1914. 467 s.

Comments

No posts found

Write a review
Translate