Bernard Williams as a political philosopher (analysis of the current state of foreign and Russian research)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Bernard Williams as a political philosopher (analysis of the current state of foreign and Russian research)
Annotation
PII
S258770110017971-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alina Ananieva 
Occupation: Postgraduate Student of the Department of Soclial and Political Thought, Faculty of Political Science
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: 1 Leninskye Gory, Moscow 119992, Russian Federation
Edition
Abstract

The article examines in detail the current state of foreign and Russian studies on the political theory of the famous British philosopher Bernard Williams. The history of the study of this theory is short and is actively developing at the present time, since the political and philosophical ideas of Williams for a long time remained in the shadow of his moral philosophy. The key themes of Williams 'political philosophy were the problem of self-determination of political philosophy, the relationship between the arguments of political moralism and political realism, the role of historical knowledge in political theory, in accordance with which the existing research areas of Williams' political ideas should be considered in the context of modern political philosophy.

Keywords
political philosophy, Bernard Williams, political realism, political moralism, ethical concepts
Acknowledgment
The reported study was funded by RFBR according to the research project No. 20-311-90085 “Political Philosophy of Bernard Williams (1929–2003)”.
Received
01.12.2021
Date of publication
30.03.2022
Number of purchasers
1
Views
357
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Введение
2 Бернард Уильямс (1929–2003) — британский философ, авторитетный мыслитель в области нормативной этики и моральной философии, чьи поздние политико-философские труды, написанные в 1990-х – начале 2000-х гг., позволяют относить его к ряду ключевых политических философов своего времени. В 1980-х гг. Уильямс занял видное место в англо-американской философской традиции второй половины XX века преимущественно своими трудами в области теоретической этики, такими как «Мораль: введение в этику»1, «Утилитаризм: за и против»2, «Моральная удача: статьи по философии (1973–1980)»3, «Этика и пределы философии»4 и др.
1. Williams B. Morality: An Introduction to Ethics. Cambridge: Cambridge University Press, 1972. 98 p.

2. Williams B. Utilitarianism: For and Against. Cambridge: Cambridge University Press, 1973. 155 p.

3. Williams B. Moral Luck: Philosophical Papers 1973–1980. Cambridge: Cambridge University Press, 1981. 173 p.

4. Williams B. Ethics and the Limits of Philosophy. Cambridge: Harvard University Press, 1985. 296 p.
3 Уильямс изучал философию в послевоенное время в Оксфорде (Баллиол-колледж), где особое внимание уделялось детальному изучению классических текстов древнегреческих философов. Большое влияние на философские взгляды Уильямса оказало его академическое окружение в Оксфорде, в первую очередь такие философы, как Р. Хэйр, Э. Энском, Г. Райл. В 1968 году Уильямс получил почетную должность профессора философии имени Найтсбриджа в Кембриджском университете, где пробыл до конца 1980-х гг. и был вынужден покинуть Великобританию в знак протеста проводившейся правительством М. Тэтчер политике в британских университетах. Уже на позиции профессора философии в Калифорнийском университете в Беркли Уильямс продолжил работу над написанием и изданием важнейших работ, которые и принесли ему известность в англо-американском академическом сообществе.
4 В самом общем виде вклад Уильямса в теоретическую этику можно охарактеризовать положениями о необходимости разграничения этики и морали, о подлинности субъекта морали, понятием «‎моральной удачи»‎, также доводами в защиту интернализма в противовес экстернализму в рамках метаэтики и др. Уильямс принципиально выступал против возможности построения автономных теоретических концепций в этике исходя из отсутствия реалистичности поиска абсолютной точки зрения и вневременной причины действий субъектов. Поэтому Уильямс защищает принцип «внутренних причин», основная идея чего состоит в том, что у людей не может быть подлинно безотносительных оснований действовать: поскольку агент должен действовать по какой-то причине, эти причины должны быть способны объяснить действия. Отсюда и его неприятие «внешних причин», а также идеи всеобъемлющей теории морали, ярким примером которой является кантовская теория, основанная на идее чистого разума. Уильямс отвергает кантовскую точку зрения о том, что в отношении любого действия могут быть вынесены моральные предписания, не подверженные при этом «моральной удаче» — ситуации, в которой случайное стечение обстоятельств может приобрести моральное значение. В случае освобождения от внешних моральных предписаний, характерных для систематической теории морали, остаются человеческие потребности, которые и являются важнейшим этическим ресурсом. Именно отсюда и следует различие между этикой и системой морали. Таким образом, большая часть философских поисков Уильямса в действительности является стремлением разобраться в том, может ли теоретизирование в области морали и этики избежать отчуждения людей от их подлинных ценностей в пользу предписанных. В центре его внимания, направленного преимущественно на критику этических аргументов учений, оказывалось не только кантианство, но и философские системы древнегреческих мыслителей, Юма, Декарта, Ницше, однако при этом аргументация «против» выступала основанием для самостоятельных концептуальных решений Уильямса.
5 С конца 1980-х гг. в своих работах Уильямса всё чаще обращается к политико-философской тематике. В этой области его взгляды являлись следствием критики содержания значимой для политической философии работе «Теория справедливости»5 Дж. Ролза. Полемическое отношение к теории справедливости Ролза и иным либеральным концепциям этического характера второй половины XX века6 позволило Уильямсу представить оригинальный способ аргументации в рассуждениях о природе политических явлений, обосновывающий позицию политического реализма в вопросах политической нормативности, согласно чему политическая философия и теория не должны быть формами моральной философии и прикладной этики, но должны представлять собой самостоятельный способ описания политической действительности. Хотя нельзя не отметить, что при жизни Уильямса была издана лишь одна важная работа, содержащая главу, посвященную именно политической проблематике 7, тем не менее, во взглядах Уильямса был «изначально заложен интерес к политическому измерению человеческого существования»8. Чем чаще предметом критической рефлексии Уильямса становились базовые понятия политической теории, такие как свобода и справедливость, власть и легитимность, равенство, тем более прочные основания приобретала его собственная политическая философия.
5. Rawls J. A Theory of Justice. Cambridge, 1971. 562 p.

6. Nozick R. Anarchy, State, And Utopia. New York: Basic Books, 1974. 334 p.; MacIntyre A. After Virtue. Notre Dame: University of Notre Dame Press, 1981. 304 p.

7. Williams B. Truth and Truthfulness: An Essay in Genealogy. Princeton and Oxford: Princeton University Press, 2002. P. 206–232.

8. Мюрберг И.И. Бернард Уильямс: преобразование этики в политическую философию свободы // История философии. 2010. N 15. С. 108.
6 Следует отметить ключевые факторы, влияющие на особенности историографии политической философии Уильямса. Во-первых, сборник его политико-философских работ, упомянутый выше, был издан сравнительно недавно, в связи с чем Уильямс как политический философ только открывается современному академическому сообществу одновременно и в области философии, и в области политических наук. Этим же объясняется сравнительно небольшое количество исследований, посвященных именно социально-политическим воззрениям Уильямса. Во-вторых, отдельно следует отметить практически полное отсутствие работ о социально-политическом наследии Уильямса на русском языке, что объясняется и сложностью текстов источника, и являющейся следствием этого сложностью перевода его работ на русский язык. Соответственно, цель данной работы – последовательно проанализировать, как исследовались политическая теория Уильямса, из чего складывается современное состояние исследований политической философии Уильямса, и, основываясь на полученных выводах, определить перспективы дальнейшего ее изучения.
7 Прежде всего, необходимо коротко охарактеризовать круг источников, составляющих основу исследования политической философии Бернарда Уильямса. В первую очередь, это уже упомянутый сборник статей «Вначале было дело: реализм и морализм в политической аргументации»9, содержащий идеи и воззрения философа в области политической теории. В статьях данного сборника обозначены основные проблемы политической философии Уильямса, а также изложены ключевые способы концептуализации политических явлений, предложенные Уильямсом: в частности, концепция «первого политического вопроса», концепция «требования базовой легитимации», проблема реализма и морализма в политической теории10. Круг источников политико-философских взглядов Уильямса дополняет ряд других его работ, посвященных рассуждениям о природе политической философии, о роли исторического знания в философии, возможности аналитической философии политики, критике политических концепций этического характера11. Специфика истории исследования политико-философских идей Уильямса заключается в том, что основной круг научных публикаций по теме данного исследования представлен в довольно скудном перечне зарубежных изданий.
9. Williams B. In the Beginning was the Deed: Realism and Moralism in Political Argument. Oxford: Princeton University Press, 2005. 174 p.

10. О концепциях см: Williams B. Realism and Moralism in Political Theory. Contemporary Political Philosophy: An Antology, Third Edition / Ed. by Robert E. Goodin and Philip Pettit. Hoboken, NJ: Wiley-Blackwell, 2019. P. 3–12.

11. См.: Williams B. Essays and Reviews (1959–2002). Oxford: Princeton University Press, 2014. 456 p.; Williams B. Ethics and the Limits of Philosophy. London: Fontana, 1985. 296 p.; Williams B. Moral Luck. Cambridge: Cambridge University Press, 1981. 173 p.; Williams B. Philosophy as a Humanistic Discipline. Oxford: Princeton University Press, 2006. 248 p.; Williams B. The Sense of the Past: Essays in the History of Philosophy. Oxford: Princeton University Press, 2006. 416 p.
8 Отдельно следует отметить пока единственную опубликованную монографию об идейном творчестве Уильямса, изданную в серии книг «Философия сейчас» (“Philosophy Now”), посвященной наиболее читаемым, обсуждаемым и ключевым философам современности12. В книге преимущественно представлены изложение и критический анализ концепции этики Уильямса, но ее автор лишь опосредованно касается его политических идей.
12. Jenkins M. Bernard Williams. Chesam: Acumen, 2006. 216 p.
9 В целом же научная литература, посвященная именно социально-политическим идеям Уильямса, представлена несколькими тематическими направлениями исследований в соответствии с ключевыми политико-философскими идеями Уильямса, сообразно с которыми мы и рассмотрим историю их исследования.
10 Роль исторического знания в самоопределении политической философии
11 Первое направление исследований можно отнести к часто возникающей в многочисленных текстах Уильямса теме самоопределения политической философии, необходимости применения исторических методов в политико-философском исследовании и историко-философской реконструкции политических понятий. Ключевая методологическая установка Уильямса заключалась в том, что природа политики и, соответственно, политическая философия не может опираться исключительно на рациональную аргументацию и в результате должна опираться на историческое знание. Для каждого философа первостепенной задачей становится исследование истоков тех политических понятий (концептов), таких как свобода, справедливость, мораль, воля, легитимность и др., на которые он опирается сам в ходе рефлексии13. Историко-философское исследование, объясняющее причины возвышения одних политических идей над другими, условия превращения позиций меньшинства в позиции большинства и наоборот, наилучшим образом служит цели политической философии в отличие от попыток задать нормативные значения политических понятий и представлений об идеальных режимах правления и т.д. Изложение и анализ подобных методологических воззрений Уильямса подробно представлен в обзорных научных статьях К. Купмэна14, М. Слита15, опубликованных в течение 2007–2011 гг. Купмэн, американский профессор философии, в своих исследованиях анализирует отмечаемую Уильямсом роль исторического знания в изучении философии и рассматривает данную методологическую установку Уильямса на примере соотношения плюрализма и либерализма в философии, а именно то, каким образом принцип плюрализма оказывается неотъемлемой частью современной либеральной философии16. Купмэн анализирует, как сквозь призму становления своеобразного метода «исторического философствования» менялось самоопределение Уильямса от аналитического философа к философу, испытавшему значительное влияние ницшеанства в том, что «нехватка чувства истории – вот наследственный изъян всех философов»17. Британский исследователь Слит, опубликовавший множество статей о политических идеях Уильямса, в одной из них так же, как и Купмэн, рассматривает сдвиг идей Уильямса в сторону свойства контингентности, делающего практически невозможным перемещение политической философии в русло аналитического стиля, поскольку это потребует определения четкой области значений таких понятий, как справедливость, свобода, равенство или веротерпимость, что в современной политической теории является проблематичной задачей, если учитывать многообразие исторических, социальных, культурных контекстов политических понятий18.
13. См.: Маргушева А.З. «Этика верности фактам» Бернарда Уильямса // Диалог со временем. 2020. № 71. C. 212.

14. Koopman C. Bernard Williams on Philosophy’s Need for History // The Review of Metaphysics. 2010. No. 64. P. 3–30; Koopman C. Bernard Williams on Pluralism, Liberalism, and History // Theoretical and Applied Ethics. 2011. Vol. 1. No. 3. P. 11–21.

15. Sleat M. Making Sense of our Political Lives – on the Political Thought of Bernard Williams // Critical Review of International Social and Political Philosophy. 2007. No. 10. P. 389–398.

16. Koopman C. Bernard Williams on Pluralism, Liberalism, and History // Theoretical and Applied Ethics. 2011. Vol. 1. No. 3. P. 11–21.

17. Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умов / Полн. собр. соч.: в 13 т. Т. 2. М.: Культурная революция, 2011. С. 23.

18. См.: Sleat M. Making Sense of our Political Lives – on the Political Thought of Bernard Williams. Critical Review of International Social and Political Philosophy. 2007. No. 10. P. 393.
12 Политический реализм и политический морализм
13 Ко второму, наиболее широкому направлению существующих исследований политических идей Уильямса следует отнести работы, посвященные его вкладу в развитие политической теории в рамках реалистского подхода, преимущественно опубликованные в течение 2013–2017 гг. К ним прежде всего относятся научные статьи британского исследователя Э. Холла19 – автора пока единственного диссертационного исследования20 политических идей Уильямса. Основным положением исследования, выносившимся на защиту, являлось утверждение, согласно которому Уильямс вносит важный вклад в понимание политической легитимности, ее центральной роли в политике и политической теории, а также в понимание современных политических ценностей, свобод и прав человека. Холл считает, что Уильямс предлагает особый и весьма убедительный взгляд на то, как можно исторически верно реконструировать концепции противоположных политических ценностей, не пытаясь обосновать их с этической точки зрения. В основе всех этого утверждения лежит важнейший политико-философский вопрос, а именно: как возможна рационализация политических убеждений, если отбросить попытки обосновать их с точки зрения их моральной ценности21? Холл в ряде публикаций22 первым проанализировал ключевые политико-философские концепции Уильямса, такие как концепция «первого политического вопроса», концепция «требования базовой легитимации (ТБЛ)», концепция политического реализма и политического морализма. В рамках подробного исследования этих концепций Холл анализирует стремление Уильямса освободить политические представления от предписывающего характера либеральной идеологии, которая часто позиционируется как «единственное морально верное решение в политике»23. Также именно в статье Холла в соавторстве со Слитом подход Уильямса к политической философии приобрел название «этика достоверности», или «этика верности фактам» (“the ethic of truthfulness”)24, что означает, во-первых, стремление постигать политическую философию через изучение исторического контекста политических концептов (понятий), во-вторых, необходимость свободного восприятия политической жизни, избегающей ограничений, которые накладывают принципы универсальных морально-философских систем.
19. Hall E. Contingency, Confidence, and Liberalism in the Political Thought of Bernard Williams. Social Theory and Practice. 2014. Vol. 40. No. 4. P. 545–569; Hall E. Bernard Williams and the Basic Legitimation Demand: A Defence // Political Studies. 2013. Vol. 63. P. 466–480; Hall E., Sleat M. Ethics, Morality and the Case for Realist Political Theory // Critical Review of International Social and Political Philosophy. No. 20, 2017. P. 276–290.

20. Hall E. Realism and Liberalism in the Political Thought of Bernard Williams. PhD dissertation. London School of Economics, 2013.

21. Hall E. Realism and Liberalism in the Political Thought of Bernard Williams. PhD dissertation. London School of Economics, 2013. P. 245. URL: >>>>

22. Hall E. Contingency, Confidence, and Liberalism in the Political Thought of Bernard Williams // Social Theory and Practice. 2014. Vol. 40. No. 4. P. 545–569; Hall E. Bernard Williams and the Basic Legitimation Demand: A Defence. Political Studies. 2013. Vol. 63. P. 466–480; Hall E., Sleat M. Ethics, Morality and the Case for Realist Political Theory. Critical Review of International Social and Political Philosophy. 2017. No. 20. P. 276–290.

23. Hall E. Contingency, Confidence, and Liberalism in the Political Thought of Bernard Williams. Social Theory and Practice. 2014. Vol. 40. No. 4. P. 552.

24. Hall E., Sleat M. Ethics, Morality and the Case for Realist Political Theory. Critical Review of International Social and Political Philosophy. 2017. No. 20. P. 284.
14 Приоритет морального над политическим Уильямс и называет политическим морализмом25, а проблема соотношения реализма и морализма является одной из центральных тем политической философии Уильямса, которая рассматривается в обзорных научных статьях М. Стирса26 и У. Галстона27 как отдельная философская проблема. Далее, реализм Уильямса в философии политики исследуется в статьях28, опубликованных в разное время с 2010 по 2013 г. А. Бавистер-Гуд анализирует политический реализм Уильямса через некий стандарт легитимности, воспринимаемый как базовый, неотъемлемый и присущий всем политическим режимам способ закрепления фундаментальных либеральных принципов, характеризующих современные правовые государства29. В свою очередь, Р. Флэтмэн помещает реалистскую версию либерализма Уильямса, отличающуюся особыми взглядами на соотношение легитимности и базовых либеральных ценностей: свободы и равенства, в контекст влиятельных в настоящее время версий либеральной идеологии и ценностей30.
25. См.: Williams B. Realism and Moralism in Political Theory. Contemporary Political Philosophy: An Anthology, Third Edition / Edited by Robert E. Goodin and Philip Pettit. Hoboken, NJ: Wiley-Blackwell, 2019. P. 6.

26. Stears M. Liberalism and the Politics of Compulsion. British Journal of Political Science. 2007. Vol. 37. P. 533–553.

27. Galston W. Realism in Political Theory. European Journal of Political Theory. 2010. No. 9. P. 385–411.

28. BavisterGould A. Bernard Williams: Political Realism and the Limits of Legitimacy. European Journal of Philosophy. 2013. Vol. 21. P. 593–610; Flathman R. In and Out of the Ethical: The Realist Liberalism of Bernard Williams // Contemporary Political Theory. 2010. No. 9. P. 77–98; Frazer E. What Real in Political Philosophy? // Contemporary Political Theory. 2010. No. 9. P. 490–507; Sleat M. Bernard Williams and the Possibility of a Realist Political Theory. European Journal of Political Theory. 2010. No. 9. P. 485–503.

29. См.: BavisterGould A. Bernard Williams: Political Realism and the Limits of Legitimacy. European Journal of Philosophy. 2013. Vol. 21. P. 593–610.

30. См.: Flathman R. In and Out of the Ethical: The Realist Liberalism of Bernard Williams. Contemporary Political Theory. 2010. No. 9. P. 77–98.
15 Идеи и люди
16 Третье направление в научной литературе о политических идеях Уильямса представляют собой сравнительные исследования концепций Уильямса и других представителей политической философии, таких как Р. Гойс, Дж. Ролз, Р. Рорти, М. Фуко31.
31. Hall E., Sleat M. Ethics, Morality and the Case for Realist Political Theory. Critical Review of International Social and Political Philosophy. No. 20, 2017. P. 276–290; Koopman C. The Aims of Political Philosophy in John Rawls, Bernard Williams, and Richard Rorty. SSRN Electronic Journal. 2008. URL: >>>> Koopman C. Two Uses of Genealogy: Michel Foucault and Bernard Williams // Foucault’s Legacy / Ed. by C. Prado. Continuum Books. 2009. P. 90–108.
17 Холл и Слит показывают, как два мыслителя, представляющие совершенно разные философские традиции: философия Уильямса основывается на принципах гоббсовского понимания политики, в то время как подход Гойса рождается в рамках критической теории, — разными путями приходят к политическому реализму как принципу, согласно которому политическая философия призвана сокращать разрыв между политической реальностью и политической теорией, должна служить реальным обоснованием и способом рационализации принимаемых политическими агентами решений32.
32. Hall E., Sleat M. Ethics, Morality and the Case for Realist Political Theory. Critical Review of International Social and Political Philosophy. 2017. No. 20. P. 276–290.
18 Сравнительный анализ работ Б. Уильямса с трудами авторов либеральных проектов второй половины XX века (Дж. Ролз, А. Макинтайр, Р. Нозик, Т. Нагель) обосновывается тем, что последние являлись предметом его целенаправленной критики в адрес того, что Уильямс называл политическим морализмом – принцип, согласно которому политическая философия становилась формой моральной философии и прикладной этики. Автор предисловия к сборнику статей Уильямса «Вначале было дело» заключает, что теории Ролза, Макинтайра, Дворкина хоть и различны между собой, но «каждая находит свою отправную точку где-нибудь вне политики, в то время как Уильямс стремится анализировать политические понятия в границах свойственного им проблемного поля»33.
33. Hawthorn G. Introduction to Williams B. In the Beginning was the Deed: Realism and Moralism in Political Argument. Princeton, 2005. P. XIV.
19 Американский исследователь К. Купмэн, рассматривая истоки политической философии Уильямса, определяет степень влияния ницшеанской философии на Уильямса и сравнивает ее с тем, какое влияние оказали те же принципы ницшеанской философии на французского историка и философа М. Фуко. В частности, Купмэн подробно останавливается на том, как именно Уильямс и Фуко используют генеалогический метод в своих историко-философских трудах34.
34. Koopman C. Two Uses of Genealogy: Michel Foucault and Bernard Williams // Foucault’s Legacy / Ed. by C. Prado. Continuum Books. 2009. P. 90–108.
20 Тот же Купмэн в другой своей статье35, посвященной сравнению взглядов различных философов на одну и ту же проблему метафилософских вопросов, пишет о том, как в стремлении осмыслить природу политической философии многие мыслители определяли целью политической философии строгое теоретическое осмысление идеалов справедливости, государства и права, сильно ограничивая тем самым возможности политической мысли. Купмэн показывает, что ведущие политические философы XX века, в частности Дж. Ролз, продолжали увековечивать эту телеологическую концепцию политической философии. Для сравнения Купмэн приводит альтернативный метафилософский взгляд на природу политической философии, который возник в двух, казалось бы, несопоставимых направлениях политической философии: в рамках политико-реалистского подхода Уильямса и прагматистского подхода Рорти. Купмэн показывает, что взгляды Уильямса и Рорти оставляют в стороне проблему построения политических идеалов и вместо этого фокусируются на определенных способах улучшения реальной политической действительности.
35. Koopman C. The Aims of Political Philosophy in John Rawls, Bernard Williams, and Richard Rorty. SSRN Electronic Journal. 2008. URL: >>>>
21 Отдельно стоит отметить, что изучение политических идей Уильямса становится особо актуальным в контексте общего «поворота к реализму» или позиции «нового реализма», характерных для современных работ в рамках политической философии и теории36. Эти работы объединяет общий взгляд на проблему разрыва политической теории и политической практики, коренящуюся в том, что традиционные формы политической философии абстрактны, в результате чего подвержены излишней идеализации и нормативности, соответственно, они обладают предписывающим характером и задают устойчивую область значений таких многоаспектных политических ценностей, как свобода, легитимность, равенство, справедливость и др., что по мнению современных политических теоретиков, относящих себя к направлению политического реализма, требует реконцептуализации базовых политико-философских принципов с целью их адаптации к существующей политической действительности.
36. Geuss R. Philosophy and Real Politics. Princeton: Princeton University Press, 2008. 116 p.; Honig B. Political Theory and the Displacement of Politics. N.Y.: Cornell University Press, 1993. 304 p.; Mouffe Ch. The Return of the Political. London: Verso, 1993. 170 p.; Newey G. After Politics: The Rejection of Politics in Contemporary Liberal Philosophy. Basingstoke: Palgrave, 2001. 262 p.; Phlip M. Political Conduct. Cambridge: Harvard University Press, 2007. 296 p.; Political Philosophy versus History? Contextualism and Real Politics in Contemporary Political Thought / Ed. by J. Floyd, M. Stears. Cambridge: Cambridge University Press, 2011. 240 p.; Sleat M. Liberal Realism: A Realist Theory of Liberal Politics. Manсhester: Manchester University Press, 2013. 200 p.
22 Дополнительно об актуальности исследования политической философии Уильямса также свидетельствуют научные статьи последних шести лет, как посвященные политическому реализму в целом, так и затрагивающие некоторые политические идеи Уильямса и публикуемые (или планируемые к публикации) в высокорейтинговых рецензируемых политико-философских журналах, таких как “Ethics”37, “Journal of Political Philosophy”38, “Metaphilosophy”39, “Philosophy Compass”40. Все статьи объединяют рассуждения об обособленности политической деятельности, которая не может функционировать в рамках моральных ограничений, которыми руководствуются индивиды в своей повседневной жизни, и, следовательно, о необходимости осмысления обособленной политической нормативности.
37. Maynard J.L., Worship A. Is There a Distinctively Political Normativity? Ethics. 2018. P. 756–787.

38. Hope S. Political Philosophy as Practical Philosophy: A Response to “Political Realism”. Journal of Political Philosophy, 2019. URL: >>>> (forthcoming).

39. Rodríguez-Alcázar J. Beyond Realism and Moralism: A Defense of Political Minimalism. Metaphilosophy. 2017. Vol. 48. P. 727–744.

40. Rossi E., Sleat M. Realism in Normative Political Theory. Philosophy Compass. 2014. Vol. 10. P. 689–701.
23 Если рассматривать историю изучения политической философии Уильямса, анализируя не только научную литературу, но и институциональный срез исследований, то стоит отметить, что политико-философское наследие Уильямса исследуется преимущественно в университетах Великобритании, в частности в департаменте политических наук и международных отношений в Шеффилдском университете, где проводят свои исследования М. Слит и Э. Холл – авторы наиболее значимых публикаций, посвященных политическим идеям Уильямса. Также данная тема, как и тема политического реализма в современной политической теории, исследуется и развивается в департаменте государственного управления Лондонской школы экономики и политических наук (LSE), где и было подготовлено и защищено на данный момент уже упомянутое единственное диссертационное исследование (докторская диссертация), посвященное политической мысли Уильямса.
24 История изучения политической философии Бернарда Уильямса в российской исследовательской среде характеризуется явным отсутствием работ, а также переводов текстов его сочинений с английского языка на русский язык. Исключением является научная публикация И.И. Мюрберг41, в которой предпринимается первая в российской научной литературе попытка систематизации и изложения взглядов мыслителя на одну из проблем политической философии. К публикации приводится авторский сокращенный перевод статьи Б. Уильямса с английского на русский язык, посвященной проблеме свободы как политической ценности современного либерально-демократического общества42. В самой же статье Мюрберг дается обзор разнообразных аспектов морально-философских и политико-философских воззрений Уильямса, а также прослеживается, каким образом из способов критики утилитаризма и кантианства, которые использует Уильямс, возникает понятийная связь между его этическими взглядами и политико-философскими концепциями43. Мюрберг также обращает внимание на существующую диспропорцию в том интересе, который активно проявляется в отечественной литературе к либеральной политической мысли второй половины XX в. в лице Дж. Ролза, Р. Нозика, А. Макинтайра, но при этом обходящем стороной и сами тексты, и попытки изложения взглядов Уильямса, который являлся одним из главных идейных оппонентов вышеназванных представителей либеральной философской традиции. Другие два перевода отдельных сочинений Уильямса были опубликованы в хрестоматии под редакцией Б.Г. Капустина «Мораль в политике»44, где профессиональный перевод текста был также осуществлен Мюрберг, а также в философско-литературном журнале «Логос»45 в переводе В. Селиверстова, где, как отмечает сама Мюрберг, встречаются существенные и затрудняющие понимание высказываний Уильямса несовпадения с текстом на языке оригинала46.
41. Мюрберг И.И. Бернард Уильямс: преобразование этики в политическую философию свободы // История философии. 2010. № 15. С. 102–110.

42. Уильямс Б. От «свободы вообще» к политической свободе / Пер. с англ. И.И. Мюрберг // История философии. 2010. № 15. С. 111–130.

43. См.: Мюрберг И.И. Бернард Уильямс: преобразование этики в политическую философию свободы // История философии. 2010. № 15. С. 105.

44. Уильямс Б. Политика и нравственная личность / Пер. с англ. И. Мюрберг // Мораль в политике. Хрестоматия / Сост. и общ. ред. Б.Г. Капустина. М.: Книжный дом «Университет», 2003. С. 423–448.

45. Уильямс Б. Мораль: специфический институт / Пер. с англ. В. Селиверстова // Логос. 1 (64), 2008. С. 149–173.

46. См.: Мюрберг И.И. Бернард Уильямс: преобразование этики в политическую философию свободы // История философии. 2010. № 15. С. 110.
25 В силу того, что Уильямс получил всеобщее признание прежде всего как автор в области этики и моральной философии, в ряде научных статей47, посвященных общим этическим проблемам, встречаются фрагментарные изложения его морально-философских воззрений. Так, А.А. Гусейнов в своей работе48 солидаризируется с критикой Уильямсом претензий морали на монополизацию всех сфер человеческой жизни. Далее, А.В. Прокофьев рассматривает сюжеты, связанные с феноменом «моральной удачи» (moral luck)49, которому посвящена отдельная работа Уильямса в области этики и моральной философии, а С.А. Хмелевская в своей работе, анализирующей принцип «меньшего зла» в его политико-правовом измерении, исследуя особенности подобных ситуаций, обращается к понятию Уильямса о существующей «моральной цене» принимаемого политического решения50. Помимо этого, в отдельной статье, посвященной ценности справедливости, А.В. Прокофьев также реконструирует дискуссию Уильямса и О’Коннора о природе добродетели справедливости и аристотелевском разграничении общей и частной справедливости51. Идея «моральной удачи» в конкурирующих интерпретациях Уильямса и Нагеля также развивается в исследовании А.З. Черняка52. Этим и исчерпываются отечественные научные исследования, затрагивающие идеи и концепции Уильямса как в области моральной философии, так и в области его политических идей. Автором же данной статьи в 2020 году была опубликована статья в журнале «Диалог со временем», посвященная положениям реалистского понимания природы политического, сводящим аргументы Уильямса к «этике верности фактам», означающей преимущество исторического аргумента в поле политико-философских идей.
47. Прокофьев А.В. Моральная ответственность в политике: взгляд через призму этики меньшего зла // Философский журнал. 2011. № 1(6) С. 103–114; Прокофьев А.В. Справедливость: добродетель или принципы? // Человек. 2020. Т. 31. № 3. С. 25–44; Хмелевская С.А. «Коллизия жизней» как философско-правовая проблема // Философия политики и права: сборник научных работ. Вып. 2 / Под общ. ред. Е.Н. Мощелкова. М., 2011. С. 92–106.

48. Гусейнов А.А. Что я понимаю под негативной этикой? // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. 2009. № 6. C. 3–20.

49. См.: Прокофьев А.В. Моральная ответственность в политике: взгляд через призму этики меньшего зла // Философский журнал, 2011. С. 109.

50. См.: Хмелевская С.А. «Коллизия жизней» как философско-правовая проблема // Философия политики и права: сборник научных работ. Вып. 2 / Под общ. ред. Е.Н. Мощелкова. М., 2011. С. 105.

51. Прокофьев А.В. Справедливость: добродетель или принципы? // Человек. 2020. Т. 31. № 3. С. 25–44.

52. Черняк А.З. Моральная удача // Логос. 2009. № 2. С. 151–173.
26 Учитывая институциональный срез истории исследования политической философии Уильямса в России, следует выделить основные исследовательские центры: сектор истории политической философии и сектор этики Института философии РАН, факультет социальных наук Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ), кафедра истории социально-политических учений факультета политологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.
27 Заключение
28 Историографический анализ исследования политической философии Б. Уильямса, видного британского философа второй половины XX в., позволяет сделать следующие выводы об особенностях изучения данной темы. Во-первых, история исследования данной темы довольно непродолжительная и активно развивается и в настоящее время по причине того, что политико-философские идеи Уильямса при его жизни оставались практически все время в тени его моральной философии и исследований этики, которые сделали философа весьма авторитетной фигурой в англо-американской философской традиции XX века, однако его политико-философское наследие осмысляется в контексте как существующих традиций политической философии, так и современной политической теории лишь на протяжении последних 10–15 лет. В связи с этим накопленный материал в научной литературе по данной теме целесообразнее рассматривать, выделив как ключевые тематические направления исследований, так и основные академические институты, на базе которых проводятся исследования. Во-вторых, особенностью истории исследования этой темы является преобладающее количество англоязычной научной литературы, сравнительно небольшого круга исследователей, развивающих тему политического реализма и соответственно осмысляющих политические идеи Уильямса. В-третьих, по нескольким причинам в российской исследовательской среде практически отсутствуют не только исследования, но и переводы текстов Уильямса на русский язык, что создает необходимость восполнить этот пробел как новыми исследованиями политико-философской тематики работ Уильямса, так и в равной мере их переводами на русский язык.
29 Современное состояние исследований по теме политической философии Уильямса, зарубежных и в особенности российских, показывает необходимость комплексного изучения политико-философского наследия Уильямса во всех его аспектах, включающих в себя множество вопросов, вызывающих актуальные дискуссии среди современных исследователей политической теории и требующих специального изучения в рамках политической науки: в частности, это вопрос разрыва между политической теорией и политической практикой, и вопрос о соотношении моральной и политической философии, и общая тенденция «поворота к реализму» в области политической теории, а также возможности аналитической политической философии и др.

References

1. Gusejnov A.A. CHto ya ponimayu pod negativnoj etikoj? // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 7. Filosofiya. 2009. № 6. C. 3–20.

2. Margusheva A.Z. «Etika vernosti faktam» Bernarda Uil'yamsa // Dialog so vremenem. 2020. № 71. S. 211–216.

3. Moral' v politike. Hrestomatiya / Sost. i obshch. red. B.G. Kapustina. M.: Knizhnyj dom «Universitet», 2003. 480 s.

4. Myurberg I.I. Bernard Uil'yams: preobrazovanie etiki v politicheskuyu filosofiyu svobody // Istoriya filosofii. 2010. № 15. S. 102–110.

5. Nicshe F. Polnoe sobranie sochinenij: v 13 t. / In-t filosofii. M.: Kul'turnaya revolyuciya, 2011. T. 2. 672 s.

6. Prokof'ev A.V. Moral'naya otvetstvennost' v politike: vzglyad cherez prizmu etiki men'shego zla // Filosofskij zhurnal. 2011. № 1 (6). S. 103–114.

7. Prokof'ev A.V. Spravedlivost': dobrodetel' ili principy? // CHelovek. 2020. T. 31. № 3. S. 25-44

8. Uil'yams B. Moral': specificheskij institut / Per. s angl. V. Seliverstova // Logos. 2008. № 1 (64). S. 149–173.

9. Uil'yams B. Ot «svobody voobshche» k politicheskoj svobode / Per. s angl. I.I. Myurberg // Istoriya filosofii. 2010. № 15. S. 111–130.

10. Hmelevskaya S.A. «Kolliziya zhiznej» kak filosofsko-pravovaya problema // Filosofiya politiki i prava: sbornik nauchnyh rabot. Vyp. 2. / Pod obshch. red. E.N. Moshchelkova. M., 2011. S. 92–106.

11. CHernyak A.Z. Moral'naya udacha // Logos. 2009. № 2. S. 151–173.

12. Bavister‐Gould A. Bernard Williams: Political Realism and the Limits of Legitimacy. European Journal of Philosophy. 2013. Vol. 21. P. 593–610.

13. Contemporary Political Philosophy: An Antology, Third Edition. Ed. by Robert E. Goodin and Philip Pettit. Hoboken, NJ: Wiley-Blackwell, 2019. 736 p.

14. Flathman R. In and Out of the Ethical: The Realist Liberalism of Bernard Williams // Contemporary Political Theory. 2010. No. 9. P. 77–98.

15. Frazer E. What Real in Political Philosophy? Contemporary Political Theory. 2010. No. 9. P. 490–507.

16. Galston W. Realism in Political Theory. European Journal of Political Theory. 2010. No. 9. P. 385–411.

17. Geuss R. Philosophy and Real Politics. Princeton: Princeton University Press, 2008. 116 p.

18. Hall E. Contingency, Confidence, and Liberalism in the Political Thought of Bernard Williams. Social Theory and Practice. 2014. Vol. 40. No. 4. P. 545–569.

19. Hall E. Realism and Liberalism in the Political Thought of Bernard Williams. PhD dissertation. London School of Economics, 2013. URL: https://core.ac.uk/download/pdf/20318505.pdf

20. Hall E. Bernard Williams and the Basic Legitimation Demand: A Defence. Political Studies. 2013. Vol. 63. P. 466–480.

21. Hall E., Sleat M. Ethics, Morality and the Case for Realist Political Theory. Critical Review of International Social and Political Philosophy. No. 20, 2017. P. 276–290.

22. Honig B. Political Theory and the Displacement of Politics. N.Y.: Cornell University Press, 1993. 304 p.

23. Hope S. Political Philosophy as Practical Philosophy: A Response to “Political Realism” // Journal of Political Philosophy, 2019. URL: https://doi.org/10.1111/jopp.12209 (forthcoming).

24. Jenkins M. Bernard Williams. Chesam: Acumen, 2006. 216 p.

25. Koopman C. Bernard Williams on Philosophy’s Need for History. The Review of Metaphysics. 2010. No. 64. P. 3–30.

26. Koopman C. Bernard Williams on Pluralism, Liberalism, and History // Theoretical and Applied Ethics. 2011. Vol. 1. No. 3. P. 11–21.

27. Koopman C. The Aims of Political Philosophy in John Rawls, Bernard Williams, and Richard Rorty. SSRN Electronic Journal. 2008. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1094979

28. Koopman C. Two Uses of Genealogy: Michel Foucault and Bernard Williams. Foucault’s Legacy / Ed. by C. Prado. Continuum Books. 2009. P. 90–108.

29. MacIntyre A. After Virtue. Notre Dame: University of Notre Dame Press, 1981. 304 p.

30. Maynard J.L., Worship A. Is There a Distinctively Political Normativity? Ethics. 2018. P. 756–787.

31. Mouffe Ch. The Return of the Political. London: Verso, 1993. 170 p.

32. Newey G. After Politics: The Rejection of Politics in Contemporary Liberal Philosophy. Basingstoke: Palgrave, 2001. 262 p.

33. Nozick R. Anarchy, State, And Utopia. New York: Basic Books, 1974. 334 p.

34. Phlip M. Political Conduct. Cambridge: Harvard University Press, 2007. 296 p.

35. Political Philosophy versus History? Contextualism and Real Politics in Contemporary Political Thought / Ed. by J. Floyd, M. Stears. Cambridge: Cambridge University Press, 2011. 240 p.

36. Rawls J. A Theory of Justice. ¬¬Cambridge, 1971. 562 p.

37. Rodríguez-Alcázar J. Beyond Realism and Moralism: A Defense of Political Minimalism // Metaphilosophy. 2017. Vol. 48. P. 727–744.

38. Rossi E., Sleat M. Realism in Normative Political Theory. Philosophy Compass. 2014. Vol. 10. P. 689–701.

39. Sleat M. Liberal Realism: A Realist Theory of Liberal Politics. Manchester: Manchester University Press, 2013. 200 p.

40. Sleat M. Bernard Williams and the Possibility of a Realist Political Theory. European Journal of Political Theory. 2010. No. 9. P. 485–503.

41. Sleat M. Making Sense of our Political Lives – on the Political Thought of Bernard Williams. Critical Review of International Social and Political Philosophy. No. 10, 2007. P. 389–398.

42. Stears M. Liberalism and the Politics of Compulsion. British Journal of Political Science. 2007. Vol. 37. P. 533–553.

43. Williams B. Essays and Reviews (1959–2002). Oxford: Princeton University Press, 2014. 456 p.

44. Williams B. Ethics and the Limits of Philosophy. London: Fontana, 1985. 296 p.

45. Williams B. In the Beginning was the Deed: Realism and Moralism in Political Argument. Princeton University Press, 2005. 174 p.

46. Williams B. Morality: An Introduction to Ethics. Cambridge: Cambridge University Press, 1972. 98 p.

47. Williams B. Moral Luck. Cambridge: Cambridge University Press, 1981. 173 p.

48. Williams B. Philosophy as a Humanistic Discipline. Oxford: Princeton University Press, 2006. 248 p.

49. Williams B. The Sense of the Past: Essays in the History of Philosophy. Oxford: Princeton University Press, 2006. 416 p.

50. Williams B. Truth and Truthfulness: An Essay in Genealogy. Princeton and Oxford: Princeton University Press, 2002. 328 p.

51. Williams B. Utilitarianism: For and Against (with J.J.C. Smart). Cambridge: Cambridge University Press, 1973. 155 p.

Comments

No posts found

Write a review
Translate